Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Леонид Юзефович: «это несчастье жить в такое время, когда благородство не в чести»

Фoтo из личнoгo aрxивa

— Лeoнид Aркaдьeвич, в бoльшeй стeпeни, рaбoты пoбeдитeлeй «бoльшoй книги» — истoричeский. Кaк вы думaeтe, скaзaть сeгoдня в литeрaтурe o прoшлoм, чeм o нaстoящeм?

— Нe тaк лeгкo oтдeлить прoшлoe и нaстoящee. Oднoгo к другoму, и нe срaзу стaнoвятся истoриeй. Я думaю, чтo рeaльнaя истoрия нaчинaeтся, бeз пaмяти трex пoкoлeний. Жизнь нaшиx бaбушeк и дeдушeк — этo в oпрeдeлeннoй стeпeни нaшa жизнь тoжe. Xoтя литeрaтурa всeгдa рaсскaзывaeт o присутствуeт дaжe тoгдa, кoгдa oн вспoминaeт o прoшлoм. Eсли книгa Людмилa Улицкaя, Eвгeний Вoдoлaзкин и мoя «Зимняя дoрoгa» был пoпулярeн, тaк чтo люди видeли в ниx oтвeтa нa нeкoтoрыe вoпрoсы.

Фoтo: Влaд Чeрeнкoвa

— Вoдoлaзкин был рeкoмeндoвaн для чтeния «Зимняя дoрoгa» с нaдписью: «я считал, что, строго следуя документам, невозможно повернуть символ влево или вправо. Но Юзефович был в состоянии сделать это — он послал его глубоко». Вы читали «Авиатор»? Как тебе нравится этот район и Водолазкина и Улицкой?

— Я благодарен Евгений Водолазкин за очень лестные слова для меня. «Авиатора» я прочитал эту замечательную книгу. Совершенно иначе, чем «Лавр», но и, среди прочего, и о том времени, когда Бог все время находится на расстоянии вытянутой руки. Последняя фраза мне не принадлежит, и Спиноза. «Лестницу Иакова» я не читал, но Людмила Евгеньевна относиться с глубоким уважением.

— Можете ли вы назвать писателей, которые, на ваш взгляд, сканирование эпохи, и представлять героев нашего времени?

— Многие делают это, но, на мой взгляд, это самое лучшее собрано именно у Алексей Иванов, Захар Прилепин, Александр Терехов.

Записанные произведения Иванов, Прилепин, а сейчас «зимник». Не боится, когда фильмы не узнали свою работу? Он может быть жестоким до омерзения. Вы никогда не можете знать: кровавые сцены насилия, в том числе и людоедство…

— Ну, каннибализм, я был там на периферии сюжета, только несколько строк. Надеюсь, что фильм придется обойтись без. Что касается разочарования… да, чувство, когда адаптация произойдет, но я не могу дать ему. Я понимаю, что кино и литературы, истории и кино-это две разные вещи, не повод их смешивать. Кроме того, у меня был хороший фильм — например, «Kazaroza» Режиссер Алена Демьяненко, или последний «вклад» Сергея Снежкина.

фото: Ксения Коробейникова

— Интересно, если я могу сделать много хорошего фильма на зимних дорогах. Когда вы сказали, что ваши книги купить небольшой, но долго читать. Насколько я знаю, продажи «зимних дорог» снял, в сети его тоже читают тысячи. Эту работу для широкой аудитории?

— К сожалению, количество читателей в профессиональной литературе ограничено. Кроме того, я пишу о войне, поэтому женщины, это не очень интересно. И здесь, как и везде в мире, читатель — женщины.

— Судя по продажам, нон-фикшн, особенно исторических, популярных в день. Вы ориентируетесь на потребности читателей?

— Нет, я опубликовать новую книгу каждые шесть-семь лет, и пишу о том, что волнует меня больше всего. Для меня, каждый раз, как ни странно, это окажется интересным не только мне, но и многим людям.

— . «Зимняя дорога» — историческое произведение. А у нас сегодня история безумия: романы, учебники, выступления политиков, выхода фильма, памятники, исторические личности поставил… это мода или увлечение?

— Россия — не отдельный континент. В последнее время интерес к истории характерно не только для нас. Каждый ищет в нем подтверждение своих собственных взглядов, и он не идет в ее пользу. Что касается памятников, в Москве не так много. Например, в центре Лондона и многое другое. Единственное, что мне не нравится в наших последних памятников, это их размер. Они нарушают привычный городской точки зрения, и в самом деле, гигантизм, для меня это дурной вкус.

В Лондоне, они прекрасно вписываются в архитектурное пространство. Как насчет памятника Владимиру, напротив, как в доме Пашкова прошла церемония награждения?

— На этот памятник, о котором я говорил. Но не только о нем.

— Вы очень осторожны в суждениях. В «зимней дороге», которые в предыдущих работах не навязывать читателю свое мнение. Вы сознательно дидактики?

— Морализм, характерный для детской литературы. Необходимо четко определить черное и белое, даже если вам придется пожертвовать сложность жизни. Литературы, которая пытается воссоздать жизнь во всей ее полноте, или, по крайней мере, претендует на это, дидактизма противопоказан. Продюсер, я работал, чтобы сказать об этом неуклюжие по форме, но по сути-это мудрая фраза: «морально убить сообщение».

— Каково ваше «послание»?

— В «зимней дороге» — вторичный политический, чем человека. Трагедия гражданской войны, когда великие люди, которые в другое время могли бы быть друзьями, оказываются по разные стороны баррикад.

— Так что ты хотел показать двух персонажей, чьи судьбы можно назвать кусочек русской истории?

— Нет, я просто хотел рассказать вам о двух благородных мужчин, которые имели несчастье жить в такое время, когда благородство не в чести. Но в других случаях, в общем, не произошло.

— Вы работали с архивами, источниками и свидетелями. Что вы как историк, чтобы сжать весь мир в тексте, где вам придется пожертвовать важными вещами.

— Чтобы собрать материал для «зимников» я начал двадцать лет назад, но это не значит, что я написал за все эти годы. Начали снова бросать вернулся к ней, снова взял что-то другое. Непосредственно работал над ним около двух с половиной лет. Конечно, жаль только что не вошло в книгу, но если я продолжу все это, вы знаете ее, вам что освоил. В последний этап работы историка, я стал писателем. Но как писатель, я хочу, чтобы моя работа была важна не только для специалистов по истории Гражданской войны в восточной части России.