Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Издевавшаяся над 77-летний изобретатель сиделка-садистка может досрочно выйти

фoтo: Нaтaлья Мущинкинa

Нaпoмним: урoжeнку Сaмaркaндa Мeсимбу Aджeлялoву нaнял, чтoбы зaбoтиться o eгo oтцa, у мнoгиx тяжeлыx зaбoлeвaний, включaя бoлeзнь Aльцгeймeрa, и ee 49-лeтняя дoчь Иннa. Крoмe тoгo, рaбoтницe oтнoсились кaк член семьи, он жил все готово, на даче Брувера эксклюзивный старый дом в поселке. Каждую пятницу, работающий дочь, привозила продукты и все необходимое и помогла сиделке, оставаясь до понедельника. Помимо зарплаты, дочь Брувера помогал своей работнице вещи, продукты, деньги, телефон и интернет и так далее, и камеры видеонаблюдения обнаружили, только чтобы обнаружить на теле отца, ссадины и гематомы. Сиделка в курсе, что у вас установлена видео система, но первый же обзор Другой записи показал, как сиделка толкает больного, старик, кричит ему, бросает один, и не дают съесть.

После суда над мучительницей отец дочь Брувера Инна чувствует себя очень плохо:

— Адвокат Ани (семья Месимбу назвали Аней, так что он был сам-авт.) утверждал, что это мы их эксплуатировали! Они говорят, что у нас есть, и дом убирала, и готовила, и нянчилась с отцом, но это то, что мы его, но требовали все больше и больше… Даже сказал, что это я должна быть уголовная ответственность … за то, что не купил отцу больничную кровать!

— Это, в конце концов, Аджеляловой был активным адвоката? Значит, деньги у него есть, несмотря на то, что он убедил, что вы ему не заплатили. Или землячество узбекистан дал?

— Нет, адвокат Ани как раз был русский и платно. И у меня есть свободное и татарин. И он был страшно зол поведение Месимбы, потому что это слишком татарка. В конце концов, татары, как говорил мой адвокат, который поднимает руку на пожилого человека, вообще убить могут. Приговором суда он также возмущен. Статья, в которой его признали виновным в по п. «г» 2 ст. ложки). ч. 117 УК РФ («Истязание лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии»), предусматривает от 3 до 7 лет лишения свободы, ей дали минимальный. Кроме того, суд отклонил наши собственные претензии к нему. И это означает, что теперь его могут освободить досрочно. Если иск приняли, то он не мог придумать, не выплатив сумму иска.

— Когда большое дело вы с ней сделать?

Адвокат назначил сумму в размере 1 миллиона рублей. И мы надеялись, что суд присудит ему платить, по крайней мере, 100 миллионов рублей за моральный ущерб. Я сразу сказал, что все, что он стоит, передает адвокат, работающий за бесплатно защищает мои интересы. Мой адвокат подал жалобу, но у меня уже ни на что не надеюсь, что я сам болен. Стресс вся эта история не была для меня подарок — 3 месяца я просидела на больничном и если я сам не был использовать посторонней помощи! Но я не мог ждать, и тогда получается, что проклятие Месимбы сбываются. Она меня прокляла, что угрожает, что после этого инцидента, и мне недолго осталось. Так что не поймите меня неправильно – я вообще не хочу больше думать о том ужасе, вспомнить его. Я теперь должна свое здоровье, думать о том, чтобы не оказаться в той же ситуации, что и мой отец.

«Где теперь ваш отец?

— Отец, теперь Магнитогорск мой брат. Брат работает так, что отец снова сиделкой, только на этот раз она русская.

И снова видеокамера?

— Знаете, теперь я готов вам дать совет всем тем, кто может быть в такой же ситуации. Даже если ваш больной родственник в возрасте, и не совсем достаточно, все равно слушать его! Из них можно сделать вывод, что в его состоянии. Тем более, сиделки теперь отказываются работать видеокамерами – сказать, что это нарушает их права. Если Нет, мой отец постоянно жалуется на зрение, где был какой-то мертвый, разбойники, и он постоянно просил есть. Отец видел во сне кошмары, все время чего-то бояться, и все пытался сам пойти в Магнитогорск. Но я все время его успокаивала, и ничего не сказал. В конце концов, большинство из нас, как правило, боится случайно обидеть кого-то другого человека, и его можно всегда сказать – да, ладно, успокойся… я Думал. отец тяжелобольной человек мало, что ему может привидеться… Сейчас в Магнитогорске от отца и видения, но он что-то изобретает, путешествует, катается на горных лыжах, как делал, когда был здоров. И мечты у него хорошо, он улыбается. И камер не надо, чтобы понять, что сердце у него хорошее.

И то, что говорил на суде над сиделкой адвокат Инна Сладковой Анвар Галимов:

— Я уже подала жалобу, если коротко. И после праздников внимательно посмотрел на протокол, суд, представить расширенную жалобу в Мособлсуд. Я возмущен не только суда, но и то, как он был, как и поведение судьи, которая не понятным мне причинам, был явно на стороне сиделки. Например, она задавала моей подзащитной сумасшедшие вопросы, такой, какую пенсию получил его отец? Я выносил возражений и говорил Инне, что она может не отвечать на такие вопросы. При чем здесь размер пенсии его отца? Все квитанции о денежных переводах, сделанных моей подзащитной в пользу обвиняемой, в счет оплаты его работы, либо Инна есть. Или вопрос, которые включают в себя вы труда по договоренности с сиделкой? Причем здесь это? У нас ведь нет комиссии по трудовым спорам, и речь идет о регулярном истязании пожилой больной человек! Но судья не отклоняла все эти вопросы, явно уводя суд в сторону, на самом деле. И адвокат обвиняемой – немолодая уже дама – странное тепло в себе, а не в сторону, заслуженный пожилой ученый, истязаемого сиделкой, и половина мучительницы, который, к тому же очень много выдумывала. Раз ему было так плохо в доме Брувера, он может собраться и уйти, никто его там не держал! Но он придумал, что у него есть, скажем, паспорт возьми… Это не правда. Я все еще надеюсь, что справедливое суждение, хотя моя подзащитная уже устали и ничего не хотели.

— Какие наказания вы хотите обвиняемой?

— Эта статья предусматривает от 3 до 7 лет. Я думаю, что срок в 5 лет и материальная компенсация за моральный ущерб моей подзащитной нас устраивает.