Почему спускают колеса
Строительная доска объявлений
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента

«Атомные дети» утерли нос бродвею

Если сторонние музыкальные критики поддержкой, своего рода «предприятие», не скрою, первая мысль возникает о китчухе и самодеятельности. Но в данном случае буквально на пять минут, с самого начала было ясно, что вкусовая планка показать и не только показать, но и вкусовая планка контакта педагогов с подростками, — на удивление высокой. Дети очень естественны на сцене, применить единый стиль и ритм; каждый придумал образ, в рамках которого он может «плавать», как заправский Актер Актерыч, но даже это «плавание» по всей гротеске и самоиронии очень дозировано, стильный и честно.

Повтор здесь быть не может: перед нынешними учениками школ стоит как никогда ранее, сложный выбор — какую профессию выбрать? Каким человеком быть? И менять ли их вообще? Но постановщики (режиссер Павел Сафонов, сценарий Владимир Карабанов, композитор Илья Ефимов) сумели изящно развести все сложные вопросы, легко и ненавязчивом тему подростковой фантазии, которая, однако, окажется мудрее иного высоколобого философствования.

В целом, очень приятно, что автор идеи NuclearKids Сергей Новиков сразу определила высокий уровень всего, что происходит: либо делать профессионально или не делать вообще. Был избран авральный метод — 70 детей из семи стран-партнеров, наших атомщиков, можно собрать только летом, быстро их «накачивать», быть творческим и стрелять невероятный результат. И это увесистый камень в огород многих столичных фрагменты танца и к ночи помянуто, «театрального мастерства», где полгода возни — два притопа, три прихлопа.

Здесь — три недели дети «вылезают» не то, чтобы художники, но и тонкие артистические личности. Дело ведь в мотивации. Между строк читается, изначально интеллектуальный подход, внутреннее достоинство, которые, вероятно, просто присущие технической интеллигенции, работающей в индустрии. Без лишнего шика и пафоса. Дети ведь очень чувствуют среда, откуда они пришли.

…Три подростка, жорик, Тим и девочка Элл (Владислав Гапон, Доминик Мара, Ольга Савельева), сидят себе вечер, обсуждая, в каком мире — в мире будущего — они хотят жить. Трио оказалось очень характерным — Влад Гапон постоянно делает фантастические клапан, как бы избыток эмоций; Доминик — гений компьютера, гиперактивен, фонтан идей; Элл — предмет обожания двух мужчин, которые тайно друг от друга, пытаются пригласить ее в кино блокбастер «Конец света».

— Но как, не знаю, дети появятся в будущем? — Вопрошает Жорик.

— Ясно! Генная модуляция, «компот» лучшие гены все гении…

И сразу же наши мечтатели уходят в тень, — на авансцене возникает комический мизансцена один сумасшедший робот-генетика (Марк Эйдельштейн), его помощники-балерины и робким «обычной семьи», пришедшей заказать себе ребеночка.

— Так, — а, — радостно восклицает робот — творческие способности развивать будем? Гены Пушкина у вас добавить?

— Но я ребенка хочу, а не Пушкина, — создает отец.

— Да, мы же очистка Пушкина от дури, ваш ребенок только в рифму! Книжка — шишка…

— Не-е-е! Не надооо!

…Такое впечатление, что ребята играют все, это уже 101-ый раз, так отточена, выдержка паузы, импровизация, и в тех местах, где могли неожиданно подвести звук или свет, они очень уверены в себе. Если необходимо, то также признает, нерв, где не нужно — сами прибирают.

— Невероятный феномен этого проекта, — говорит Сергей Новиков (руководитель Департамента коммуникаций Росатома) перед премьерой, что дети друг друга практически не знают, раньше не общались, из разных стран, разных городов России. И три недели создал спектакль, который авторы придумали специально для них стихи, сценарий, музыка… «Мечтатели» будут идти в Москве всего два раза (мы благодарны Дмитрию Бертману, который пошел навстречу и дал это удивительное место Никитской); и тогда дети разлетятся семьи в городах и школах. Еще раз их собрать невозможно. Так что мероприятие уникальное, настоящее чудо: это эмоциональное градусов дети могут держать лишь короткое время, с ними можно было практиковать месяцев, как в репертуарном театре. Здесь они накопили налоговых и вам их отдадут!

…Перед нами в ЗАГС в будущее. Кто-то Пупсиков, менеджер подошел, грозно играющей марш Мендельсона на скрипке; пришел просить, чтобы ему дали жену клон Наташки Шубиковой, с которой в школе за партой сидел.

— Клон Шубиковой уже четыре градуированных, — ухмыляется командир — какие качества изменить мы?

— Нет, он мне так нравится… — грустно отвечает Пупсиков.

— Да, ну? И все четверо до тебя сделал десять улучшений!

— Нет, что вы… пусть будет как есть…

— Ну ладно, Шубикова так Шубикова. 15-го приходите на церемонию сочетание… Кстати, и вас, Пупсиков, клон недавно был запрос.

— Да? Не может быть! Вот хотелось бы знать — кто я взял? Прошу вас, выдайте секрет! Не успокоюсь же.

— Ну, ладно. Так и быть. Но, строго между нами, но это запрещено, чтобы дать личную информацию. Наталья Шубикова взял свой клон.

— Как? Наташа? Мой? Вот чудеса! Теперь… мы будем дружить семьями!

Зал просто пополз под скамейки от смеха.

И так ура была каждая зарисовка — начиная со средней школы, где в каждом нужно ввести чип, рассказ «Каштанка», пока длится нанокосмонавта, сцена прощания с которым была стилизована под финал фильма Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен»:

— Марта, в котором полета, я хочу услышать главные слова!

— У кролика 44 хромосомы!

— Не тоооо!

■ ■ ■

— Вся эта история мюзиклами пришли Сергей Новиков, напомнил историю обмена российских и американских детей их детства, — говорит «МК» директор проекта Анна Трапезникова, — в эти годы они в Сша, когда знакомились, он положил его в небольшой мюзиклы… Вот мы и стали ездить в город (где расположены объекты ядерной энергетики 10 населенных пунктов вокруг АЭС и 10 закрытых городов), выбрать талантливых детей от 11 до 16 лет, свозить их в одно место (за последние три года, — курортный район Финского залива, на берегу), заниматься под руководством профессионалов.

— Один из недостатков вернуть в два раза и все.

Как правило, мы даем премьера в санкт-Петербурге, Москве, а затем ставим в план на три-четыре города атомной отрасли (в прошлом проекта, например, играли в двух закрытых городах под Красноярском, а также в Курчатове). Главное, что все работают неофициально, всей отдачей — вот, какие проникновенные песни Владимира Карабанова… Изначально у нас была цель — пробуждение интереса у детей к физике, по профессии атомщика, популяризация атомной технологии.

И очень здорово, что это раскрытие «касса» и с такими лихими, энергичный, со сказкой.

— Конечно, потому что люди должны знать, что дети находятся в закрытых «атомных» городов, ничуть не хуже, а может быть что-то лучше, и детей обычных мест… И то, когда мы начинали всю эту историю, по телевизору полностью серьезно шел репортаж о том, что «мальчик очень хорошо поет, живя рядом с АЭС, потому что он вырос в жабры». Вот до такого…

— Ансамбль потрясающий созданы три недели…

— Мы сами не ожидали такого результата: получить общие дети, которые чувствуют себя, как семья. И «семейственность» мы холим и лелеем, и мы приглашаем в проект, как волонтеры и руководители, те, кто вырос и проект вышел как артист… и ведь мы не хотели вырастить поколение творческих людей — у нас это случайно получилось. И теперь наши дети просто приходят в ГИТИС, весь ВГИК, школу Олега Табакова. И это что-то, да говорит. Но даже если они не принимают актерской стезе, NuclearKids останется с ними на всю жизнь, как, например, дружба и творческого самовыражения.

Ян Смирницкий

Translate »