Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Забудьте о мертвых: роман «ненастье» в последней «большой книги»

фoтo: vk.com

Aлeксeй Ивaнoв

В Aфгaнистaнe, в нeпoсрeдствeннoй близoсти oт смeртeльнoй oпaснoсти, Сeргeй Лиxoлeтoв, чтoбы спaсти сeбя и сoлдaт в мoщную aтaку «дуxи» дoлжны быть нeявнoй, чтoбы выпoлнить свoю рoль, дaтскaя звeздa. Oн стaршe пo вoзрaсту и звaнию. Гeрмaн, eщe нe oбстрeлянный сoлдaт думaть пo-другoму oб oригинaльнoсти внeшнeгo видa звeзды, в кoтoрoм oтрaжeны xaрaктeр: «oчки дaл Сeргeй нeпрoбивaeмaя и высoкoмeрным видoм xoзяинa и кoммaндoс». Нo, стoилo снять с нeгo oчки, и пoлучилoсь «лицo eгo былo прoстo и нaглo, кaк вoр и бaбник». Сурoвыe oбoбщeния. Сурoвый Aвтoр. Нo всe-тaки, чeлoвeчeскoe пoнимaниe кoммaндoс зaслуживaeт увaжeниe сoлдaт. Гeрмaн услышaть oт нeгo рaзумнoe oбъяснeниe из тex, ктo в прoшлoм вoeвaл в Aфгaнистaнe «дуxи»: «в бритaнскoй aрмии: aнгличaнe из Индии чeрeз Пaкистaн был вчeрa, тaм, гдe мы… Aфгaн никтo нe выигрывaeт, дaжe вeликий, — стрoгo скaзaл Сeрeгa».

Aлeксeй Ивaнoв нaгрaждaeт свoиx гeрoeв aнaлитичeскoгo oсoзнaния сoбытий, oстрыe и тoчныe oбoбщeния: «нeпoбeдимoсти Aфгaнистaнa, вoйнa нaстрoeниe тeмнoй и вeличeствeннoй oбрeчeннoсти, и нaстрoeниe oкaзaлoсь зaxвaтчикoв, сoвeтскиe вoины, в жeртв». Нaши рeбятa нe xoчу чувствoвaть сeбя, кaк aгрeссoры, и oни нe любят приxoдить сюдa.

Ивaнoвa язык-тoчным и oстрым. Xoрoший oслeпитeльныe пeйзaжи нeизвeстныx мeстax. Нe чувствуeтся личнoгo oпытa oкрeстнoстяx, гдe выжившиe вынуждeны прятaться. И дaжe в этиx услoвияx, Гeрмaн сумeл oбрaзнoe вoсприятиe прирoды. «Дaлeкo в гoрax долины, и насыщенный синий цвет медузы плавали раздавленные трещины в ледяных конусов гиндукуша». И такое мощное небо Герман никогда не видел. Его мнению афганского природа дает врожденная живописном неоткрытых подарков. Он уже четыре месяца служил, и Метте, кто теперь его хозяин, уже четвертый год. Он делится с молодым солдатом, усвоил мудрость боксера Мохаммеда Али: «на ринге порхать как бабочка и жалить как змея». Собственного Совета Сергей тоже хорош, так что опыт воина: «белки, чувствительные и нечувствительные, как носорог».

В то время как вы читаете книгу, не почувствовать реальное присутствие в акции Алексей Иванов, лично, эмоционально-прочувственно живет сама природа этих мест: яркость неба, какой-то особенный, и каждый раз новый вид гиндукуша. В драматической ночи, два солдата, твердо и решительно намерены преодолеть опасность быть убитыми «духов», она поспешила добраться до моста. Божественная гора снова показал глазами Председателя Совета. Над горой, «в косой проекции горел бессонные-иногда хребет гиндукуша».

«Афганцы» в России

Ситуация в конце девяностых повлияли на характер персонажа в романе. «Он жил, как все было бабло и он сделал. Ни выстрелов, ни угрозы — ищу общий язык с теми, кто хотел бы что-то поиметь». Меркантильность в то время люди научились гордиться собой, что вы можете грабить и павших гигантов. Для других афганцев, как идеал, возвышалась цель: «стать более Лихолетова Лихолетова». Даже большие Sebetovsky в сбор для изгнания афганцев из захваченных высотных зданий, уже рассматривают вариант снятия с эксплуатации прибыльную деятельность. Лихолетова он не мог победить, и отправлен в тюрьму. Лихолетов от природы более яркие от природы горячий. Он стоит на первом месте совсем другое: «понты, высокомерие и гордость». Его трагическая судьба.

Иванов предпочитает подхода в романе правду жизни, обостряя свои наблюдения и доверия к повседневной жизни. И находит свое место в ней, свои обязанности в отношении исследования из его жизни. Он талантлив и азартные игры, в любви с богатой и замечательной природе Урала, в Пермском крае, не просто пел их в больших количествах.

Я любил читать и читал эти книги и любоваться прекрасным знанием природы и богатство этих мест. Рада поделиться своей радостью Пермского края: студенты отправились в эти места, как директор по туризму, и много лет спустя, целый месяц с мужем провели на берегу реки Чусовая в с. Слобода. Иванова и книг на эти роскошные и населенные пункты переносит читателя на радость не романтично, жизненно и доступным для всех.

Роман «буря» Алексей Иванов начинает с описания увлекательных приключений, который подготовлен Nevolnym Герман, драйвера специального назначения фургон с branitska, мешки с миллионами. Однако, Иванов не детектив до. Главный герой, бывший афганской войны, по своей природе не вор, не хапуга. Когда его афганской службы, он никого не убивал — и война не стрелял, служил движущей силой, но ваша обязанность-быть ответственным и честным — он дорожил.

В Афганистане, он не мог представить себе идею, что бывшие военнослужащие Тихоокеанского региона соберутся Батуев и заполнить свой миллион банку, ловко и умело приобрела. Азартные игры, храбрых на афганской войне, — объясняет Серега Лихолетов выразительные непрактичным мальчик: трюк «афганская идея» и «закрытие»: «это братство на войне… но вы здесь не бросать».

Стратегия Серегина поразить воображение наивных Герман. Он никогда не переставал восхищаться его бывший лейтенант. Серега, храбрый воин, недоумок, любящий мужчина, покоритель женских сердец, увы, тоже оказался прекраснодушная романтическая идея «Коминтерна». «Свои» оказались в состоянии не только бросить, но и убить.

Герман был спасен от тяжелой и грязной работы, его личные, врожденные качества. Но жизнь научила его тяжелых уроков. И он заплатил за свое наивное безрассудство. Брать на присутствие охранников, а затем в деревню, чтобы спрятать мешки с миллионами — это «круто» распад личности. И вот он впервые явился людям, проявил редкую изобретательность, смелость и мужество. Его тактика снятия денег не повредит ГВ. В опасной игре беспокоит бывший солдат ненужной громадности деньги. Но, отбиваясь от спецназа, он проявил удивительную изобретательность. Читатель понимает, что этот человек не родился в краже.

Алексей Иванов композиционного построения романа — в этой игре действия является разрозненным и фрагментарным мигает периодически, в уникальную раскадровку. В структуре композиции, которые повлияли на многие кинематографический опыт Алексея Иванова.

Роман наполнен фактами. Не факты, но главное здесь.

Одаренный уникальной фантазией автора, родился в 69-м году, был способен умственно и духовно, чтобы перейти к позиции в Афганистане, почувствовать ужас, точный и беспощадный обстрел афганских исламистов, пробудить их эмоции, ужас, летают из разных частей мертвых, и посмотреть, ночной тишины и покоя, чтобы увидеть райскую красоту созвездий, игра цветов на удивительное величие и гиндукуша. И все эти видения, выразительные и говорить о эскизы, которые сохранились в памяти, очень поэтично, как будто продиктовано афганской природы. Читатель остается с ощущением присутствия автора в долине реки профилактики.

Там, в чужой стране было страшно видеть детали фронтового бытия. Наших солдат потрясли обелиски на могилах советских солдат и солдат, которые хотели знать подробности, которые здесь жгли «духов».

Неопытный мальчик, водитель, Герман, испытывал незнакомые чувства, которые испытывает солдат на чужую боль осталась равнодушной; радость, что он был сильнее сострадания.

Афганские драматические сцены ярко остаются в сознании. В эти видения, эти опасные вызовы от «духов» проявляется личность, датская звезда Лихолетова: он отвечает за всех; «…гордость польщена, что оно зависит жизнь солдат… его нервная система, казалось, переместился на высокое напряжение, и он не стесняется: инстинкт сработал быстрее сознания… «действовать, и вы будете думать после».

Встреча с «духами» поднятая автором, с выразительным чувством настоящим панцирем пространство. Или: бой двух солдат, бросаясь бежать, бежать в одиночку. И все это воспринимается читателем как живой, умело отрывали от дел реальной жизни. Эта борьба родилась с сильным характером. Но вы беспокоитесь за свое спасение, а еще думает о всех тех солдат, которые чудом уцелели чрезвычайных обстоятельствах.

Серега Лихолетов — творческие успехи писателя Иванова. Дело в другом: стальной и безжалостный, готовый пустить себе пулю в нарушителя несанкционированного заказов, Фрэнк мудрец, который, по иронии судьбы принимать все «учебки» «политиканов Дули в уши». Наблюдать и анализировать Серега понял, что «простые афганцы российские войска не… им ничего не надо из СССР: ни растений, ни плотин, ни ферм, ни тракторов…»

Одна в ночи, Сергей и Герман, молодой солдат, новичок, почти не стреляли в бою и захватили величественные пространства. В эти моменты душа Германа доставляет ему удовольствие, потом скрывался в напущении дар художника или мыслителя. «Такое мощное небо Герман никогда не видел». В молодом сердце, внезапно проснулись еще неизвестных для него, чтобы чувствовать себя на небесах, «технологии волны зеленого и красного пламени, невозможно в курс русского леса».

Автор, щедрой Алексей Иванов дал молчаливый 19-летний Герман собственную наблюдательность и чувство прекрасного.

Но 25-летняя датская звезда Лихолетова другие задачи: «Мертвые не жалость — это грех для их матерей». И молодой солдат по-отечески посоветовал: «Вы не должны думать о мертвых, не помню, и тогда водитель». Все эти предложения, он диктовал необходимость — необходимость, чтобы выжить в войне.

В этих главах романа, где он убивает их сюжет строится как детектив. Житейских обстоятельствах, что заставляет автора, чтобы восстановить ход романа, где все слишком часто в мирное время, пули и взрывы, грохот. Иванов, наши нетерпеливые и смелые, современные, пишет резко, без сокрушительное давление энергии. Его герои изрыгать охладить себя от неправомерного использования пуль. Изменилось немного, они усиливают эмоциональный эффект. В боях, в аргументы, герои не сентиментальный — в свою очередь неприличия глаз шарики. Темпераментный jizneopisanie не запрещает отказаться от живой речи, и он горит.

Несколько оценок звуковой энергии шокер: «пьяный десантник страшнее танка,» мы слышим от Лихолетова. Или еще резче: «где ад начинается Афган». Стиль книги является ее несомненным преимуществом. Только истинный Творец, афористично. Иванов в художественной словесно-лингвистической изобретательности.

Еще в третьем лице говорить по А. И. экспрессивные, темпераментные. Цепкая женщина с ребенком умело приватизировали право человека. И он не хочет повиноваться другому, а чужую жизнь. И услышать от galytchiny: «Вы не правы, Неволин. У вас, между прочим, семья, жена, ребенок. А ты жопу в тепле на зарплате». Человека такой несчастной, особенно можно понять: но по крупицам наши зарплаты не на каменные палаты.

Совершенно иного рода молчаливого sertenity Тани. С детства, нелюбимый матерью и сестрой, почти равнодушный отец, она с юности он выставил себя на другого. И потому, что Сергей Лихолетов был для Тани «как Принц из сказки». Она понимала горя приносят люди. «Радость не испытывали каких-либо как удовольствие, а не быть».

Ее героиня Иванов это из той же Лихолетова позиции. Оставив себе девушку, Сергей был уверен, что «совершить подвиг». Авторский текст прекрасен: «он никогда не был таким чистым и нежным близость с женщиной… он даже не заметил, что она девственница».

Оценка автора выставки: Таня «еще не прошел с детства до девичества серьги… просто достаточно тепла, чтобы сделать ее оттаяли». Для Тани, вернуться к первоначальному семьи, был единственный способ выжить.

Сергей и Герман, хотя я чувствовал, что совпадение разных мнений о своем месте в жизни. Горячая Лихолетов не прячется от удовольствия солдата: «я в душе генерала». В отчаянный момент противостояния с «духами» он должен быть высоким руководителем. «Но немец все еще там, под гиндукуша, понял, что он в душе солдат». Не стратег, а обычный исполнитель долга.

В критический момент Герман счастливый сообщение от Шамс, выжившего солдата Равиля Шамсутдинова из Индии. Этот поворот сюжета был в романе дух сказки. Жить, в некоторых местах, и наших соотечественников. Само отношение жителей этих экзотических местах иначе. И воспринимать его с праздничным настроем. Но это на восток от идеалистическим оттенком Индии ничего не изменит в судьбе героя в романе.