Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

За смех не может быть боссов

фoтo: Aлeксeй мeринoв

Сaтиричeский клуб «12 стульeв» нe мoгли бы сущeствoвaть бeз aтмoсфeры «Литeрaтурнoй гaзeты». Aнeкдoты, aнeкдoты, aнeкдoты был вoздуx, кoтoрым я дышaл, пeрсoнaл сaмый лучший neoliberalismo (нaскoлькo этo вoзмoжнo) публикaции. «Гaзeтa интeллигeнции» — тoгдa нaзывaли «ЛГ».

…Сoтрудник oтдeлa инoстрaнныx дeл Джeймс Д. вeдeт инфoрмaциoнную пoлитику в вычиткa oфис. Яшa спросил: «Почему в магазинах есть Наволочки и простыни?» Он находит ответ: «все-таки говорим о международных делах». Девушка correctora: «я все равно задам вопрос: почему в Англии, есть постельное белье?»

На конференции «Дружба народов — литература дружба» в Баку, участники угощали грушами: «очень вкусный черный — возьми-меня». Фотограф «левого» Саша Karzanov: «в течение длительного времени заранее переименовали!»

Гениальный Аркадий Ваксберг, которые возвращаются от министра Щелокова, говорит: «Николай Анисимович пишет: «Вы и ваш брат… детективы писать!» (Министр перепутал журналиста с братья Вайнеры.)

(Забегаю вперед: прикован как Прометей к скале, к больничной койке — пипетки, Ваксберг Аркадий не мог поверить, что он собирался умереть, разорвал больничные катетеры и вкрапления, выбежала из комнаты.) Комикс и сердце идут рука об руку…

Значимыми людьми в «левом»! Непревзойденный фантазер Анатолий рубинов — солдата, пилота, и прирожденный Насмешник. Получил письмо: «дорогой Андреас! Так твое имя в афише. Ты назвал молодого автора. Но для меня ты-молодой писатель. Я читал вам. В моей коллекции автографов Булгаков, Зощенко, Хармса. Не могли бы вы прислать свой автограф?» Подпись: «Павел Соломонович Спринт». Пишут: «Уважаемый Павел Соломонович! Я польщен…» через два дня, в столовке, в «Литературной газеты» Анатолий рубинов и З. спрашивает: «Андрей, ты знаешь, как переводится с немецкого спринта? Прыг в кровать!» Конечно, он играл со мной! Уникальная истаптывается не унизительно, но поднимает настроение-это весело! Вы играете сегодня?

(Кстати, редакция получила письмо от литературного критика Юрия Минералова с жалобой: его статья «мариноваться» на протяжении длительного времени. Из офиса (неофициально) сказал: «У нас есть рубины и рубины на лист ожидания, так что вы минералов, не первый кандидат». Его слова в «Litgazeta» не лезут.)

Рубины оказался провидцем: в кабинете Виктор Веселовский, главный администратор «клуба ДС», где я вскоре был вынужден переехать из кафедры русской литературы, он висел в самодельных рамах, портреты, перечисленных Руби классики.

У меня не было желания стать администратором. Особенно верхний. Юмора может быть начальников. Когда в клубной комнате был об авторах и начали шутить, никто из них были начальниками. И мне была поставлена задача управлять все юмор в СССР!

Если я скажу, что в клубе собрались лучшие из карликовой березой Советского Союза, погрешив перед истиной. Ком звезды первой величины, и не самых известных авторов. Но они смогли услышать сложно: как получить деньги и не ходить на работу? Очень просто. Написать записку: «в моей смерти прошу никого не винить», взять две пачки Пурге и вызвать «скорую помощь». Врачи кричат: «от пурги никого не убивал!» Ты сказал: «Прощайте, братья!» Отвезли в психиатрическую больницу, платит 32 рубля ежемесячной пенсии. (Фанг, Откуда пошла хохма на одновременный прием слабительного и снотворного? Нынешние мастодонты жанра вышли из «шинели» Гоголя, из глубины клуба.)

Помните дверь, которая ведет в клуб (почти как на спине старого Карло) транслируется на старый кожзам с клочьями торчали куски ваты. Студент журналистики, я взял мой первый рассказ, дал ей Илья Суслов. Живая легенда: части Суслов дал описание поездки в Болгарию. , Директор библиотеки, бывший офицер КГБ Евгений Дмитриевич Федоров, сказал: «Илья, я не хочу быть болгарский? Не останется в Болгарии?» Сказал Илья, «я русский».

Когда мне предложили возглавить клуб, моя редакционная подруга Таня Архангельская взялись отговорить его: «почему? Ты серьезный человек». (Придется прожить жизнь, чтобы понять, как я не серьезно). Таня организовали встречу с Юрием Марченко — один из руководителей Союза писателей. Я искренне верю, что человек может принять решение за меня. Вирченко сказал: «Ну, задавайте вопросы! Если бы вы спросили: П…Б…г американцы, я бы сказал ж…! (Как видите, времена повторяются. — А. Я.) И идти к вам клоуны, не знаю». Валя уговорил меня Pomutnela. Она сказала: «люди живут тяжело, и вам поручить и доверить дарить радость и удовольствие. Это отказать?»

Кстати, после того, как я согласилась переехать в пустой офис Веселовский, Варченко Таня внесших свой вклад в «словарь» «клуба ДС»: «Мелиоратор — докладчик». Все любили «клуба «12 стульев», все начали читать «Литературная газета» в последние 16 страниц, но сатира боялась, что ее пощадили. Верченко лестно для того, чтобы участвовать в состязании умов, но чтобы напечатать его «побрякушки побрякушки» ему не разрешили. Я опубликовал его гораздо позже, в «московском Комсомольце», когда Юрия Николаевича не было.

И вот: перед моим столом, висели портреты Хармса, Зощенко, Булгаков и следил за моими движениями, так что материалы я подписываю в печать, а что отвергается. Я работаю на 16-полосный, и она работала на меня. Я был по меркам молодых: 33 лет! Бессонные ночи планируется eversmile публикации. Не все, что я даю. (Ах, какой был взломан прекрасный рассказ Лиходеева!) Но много насмешек в литературе и печати.

Интенсивных рубок серьезной пневмонии. Врачи не могли сбить температуру, подозрение на туберкулез. Если бы не было международного «левый», я бы не спасли. Редкий антибиотик, привезенные из Индии. Один из авторов, по профессии врач, успокоил: «десять лет в изгнании, свежий воздух. Будет получать пенсию в 32 рубля…» поймать бросок с Близзард? Рифмы рифмы жизни юмор!

16-я группа дала ближе к поиску одновременно. Каждую среду назвал Никита Богословский. Дракон на эти вопросы, которые еще не обнаружен, на его имя. Позвонил начальнику, рассказал о том, как плохо я работаю. Я ненавидел теологии. Только в последние годы его жизни, мы стали ближе и я узнала, что он хороший человек. Приезжали к нему в Сочи, он говорил о своих рисунках, что никто не знал. Они были довольно оскорбительные. Он пришел к известным автором, он ждал курьера из клиники, подготовили Богословский анализ… заменил бутылку и налил ей пива. Автор был в срочном порядке госпитализирован: жидкость в лаборатории не тестирование на вкус и цвет, и химический состав. Композиция принесла влаги было несовместимо с жизнью.

Никита Владимирович говорит с сыном, мой тезка. Большая трагедия! Не могу забыть историю, которую он написал. Ее герой, работник морга, влюбляется в красивую девушку, увидев ее привезли мертвой.

Гениальный Леонид Зорин является автором книг «императорская охота», «Дион», «Покровские ворота»… смелый историк, литературный критик Даниил Аль (я ездил к нему в Ленинград, работал в библиотеке. Салтыкова-Щедрина)… певца и поэта Александра Дольского… Евгений Моргунов… пряный… Великий актер и глубокий человек, который играл на рояле и представила себе, как, когда вы должны встретиться с внебрачным сыном пионера Павлика Морозова… Пародист Александр Иванов, назвал его «нормальным»… он пришел и сказал: «я был против назначения главы клуба. Даже ходил в ЦК партии. Но теперь мы вместе». И дал мне рекомендацию в Союз писателей. Но Арканов меня поддержал сразу и безоговорочно. Зиновий высоковский выхлопы со сцены уморительные монологи: «колыбели»… пан Зюзя, он же из телевизора «кабачок «13 стульев»… кабачки отпочковалась от «клуба «12 стульев». Я хочу привлечь внимание к роли доверия в развитии русской сатиры. Пришло время защитить диссертацию на эту тему.

Зиновий Моисеевич больных. С моим другом Петей, Спектора, и мы решили посетить его в больнице. Купил фрукты… после устного выпуска «МК», проходившей в Москве, приехал в Пироговке в полночь. Дверь клиники была, конечно, заперта. Спектор позвонил его друг, один из бывших руководителей в Москве. Мы сразу были открыты. Вспыхнул свет, выбежали сонные врачи. Высоковский пришел с круглыми глазами: «ребята, в чем дело?» «Зяма, ты плод, мы принесли…»

Павел Гусев, только что был назначен главным редактором «Московского комсомольца», которое было опубликовано 16 странице «Litgazeta» эскиз из СССР, приехавших в город Будапешт. Наш народ с sadomania (в СССР был тотальный дефицит) после чистки, и чистить пальто, кинулся померить. Протесты владелец химчистки было напрасно.

Можно было представить, что скромный «МК» придет на смену отчаянным «литературной газете», чтобы принять эстафету из ее рук, будем публиковать судебные очерки, похожие на те, что выходили из под пера Ваксберг, Чайковского, борина, и рубрикой «срочно в номер!» periostat лучших на 16-й полосе — «Рога и копыта», субшкалы выдуманная белиберда, «МК» также говорит о реальных, фактических нелепостей!

Ничего не потеряли, исчез.

Работа на 16-й полосе «Литературной газеты» была самая счастливая полоса моей жизни.