Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Взявший в заложники жену и ребенка москвич рассказал мотивы своего поступка

фoтo: Дмитрий Кaтoржнoв

Лeoнид в пaлaту-кaмeру с двумя псиxичeски бoльныx зaключeнныx. Крaсивaя, спoртивнoгo видa пaрeнь гoвoрит увeрeннo, пoдключeн, тaк чтo неспециалист сразу и не заподозрит, что у него за болезнь. Это тот редкий случай, когда заболевание развивается медленно на протяжении многих лет.

— Я психически здоров, — требует сам Леонид. — Когда я устраивался на работу в крупной компании, принес справки из нарко — и психдиспанесера. Компания очень солидная, они бы не за то, что не взял с больного человека. Я работал мастером ремонтного корпуса — организовывал архитектурно-художественного освещения в Москве. В данный момент происходящих в доме событий был включен телевизор, и я услышал, как журналисты сказали, что я психически болен. Почему они так сказали?

— Видимо, ваш поступок не оставил сомнений в том,…

— Я не отрицаю, что случилось. Но важно, чтобы те же мотивы. Вечером дома случилось несчастье — средний ребенок (дочь 2,5 года) обиделся младший. Я ставлю его в угол и сказал: «Не извинишься, вы получите пояс». Он ответил: «Нет», и я взял ремень. В этот момент пришла жена из магазина, набросилась на меня. Я ее, правда, он меня… Тогда она вызвала полицию. Приехал наряд, я спросил одного из полицейских, и бил ли его самого в детстве отец? Он ответил, что нет. Я написал свои данные, а затем нашел через интернет телефон его отца, который был подполковником. Я позвонил ему и спросил: «Вы били сына? Признает». Если один полицейский узнал мое выступление, сказал, что я стал его личным врагом. И всю следующую ночь я спал под дверью, как собака, на случай, если мне придут. Утром жена хотела выйти из квартиры — храм должен был. Я ответил, что не пущу. Возник конфликт. Он позвонил в полицию и сообщил о том, что я взял ее и детей в заложники. Вот и все.

— Если у вас есть ссадины и раны?

— Когда я прыгнул из окна батуте, ко мне подбежал человек в штатском и дали резиновой дубинкой в лоб. Потом еще в СИЗО (а не в «Бутырке»), а меня оставили одну камеру не кровати и стулья. У меня был приступ, я потерял сознание. Когда пришел в себе, мне стали подходить сотрудники, и я их пугал.

— Почему?

— Я был в ярости. Как животное в клетке. Никто ведь не пришел на помощь. Вот они меня и скрутили.

— Муж вас посещает?

— Сказали мне. Что он простит меня. Но вопрос — кто кого должен прощать? Это неуважительное отношение имел мой статус супруга. Это вечная проблема, Я взрывался. Я выступаю за традиционные отношения, где женщина подчиняется мужчине. Если дать волю женщине, она будет бить мужа. Я собираюсь вернуться и продолжить воспитание детей. Хотя понимаю, что с точки зрения закона, я может быть не правильно. Но на самом деле я хотел, чтобы спасти детей и жену от заговора.

Овода пространно говорить о в один масонский заговор, кто учится, он уже 10 лет. В течение этого времени пытался вступить в переписку со многими религиоведении и историки. Эксперты считают, что у него монотематический бред, и он нуждается в принудительном лечении. Когда ему назначили лекарства, которые снимают агрессию. Примечательно, что соседи и друзья пытаются спасти Леонида. По их словам, муж очень сожалеет, что не вызвал медиков и полицию.