Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Вести Экономика Отказ от Макрона дорогие Берлин

Add to Flipboard Magazine.

Мoсквa, 16 мaя — «Вeсти.Экoнoмики». Кoгдa Эммaнуэль Мaкрoн пoбeдил нa прeзидeнтскиx выбoрax вo Фрaнции, бoльшинствo нeмцeв имeют глубoкoe oблeгчeниe.

Прoeврoпeйский цeнтрист убeдитeльнo выигрaл oт ультрaпрaвoгo пoпулистa мaрин Лe Пeн, «Нaциoнaльный фрoнт». Нo для того, чтобы угроза националист в Европе была действительно решена, Германии придется работать с Макроном над решением экономических проблем, которые побудили качестве избирателей выступить против союза.

Как считает бывший глава Бундесбанка, приглашенный профессор экономики Центра европейских исследований Гарвардского университета Ганс-Гельмут Котц, добиться прогресса в этом направлении будет крайне сложно.

В своей статье на Project Syndicate он отмечает, что уже спустя несколько дней после выборов, ключевые моменты экономической программы Макрона начали подвергаться критике в Германии. В первую очередь, с важными критическое отношение приветствовали реформы управления в зоне евро.

Ганс-Гельмут Котц — директор программы Исследований центр LOEWE в Университете Гете Франкфурт, приглашенный профессор экономики Центра европейских исследований Гарвардского университета.

«В своем предвыборном манифесте Macron была идея повышения уровня федерализма в еврозоне, что предполагает появление общего бюджета для предоставления общественных благ в странах евро. Этот бюджет должен управлять министра финансов и экономики еврозоны и контроля, – выполнять парламент еврозоны. Макрон призвал к лучшей координации налоговых режимов и границ, укрепление целостности защиты внутреннего рынка и растущей угрозы протекционизма в США – введение политики закупок товаров и услуг «сделано в Европе».

Попытка возобновить дискуссии о выпуска облигаций европейских и частичном обобществлении (мутуализации) государственного долга стран еврозоны рассматривается как утопическая башня, в пылу предвыборной борьбы. Кроме того, платформа Макрона из этих предложений не является нигде. Гораздо больше немецких экспертов и политиков беспокоит желание Макрона, что Германия направила своих бюджетных ресурсов на повышение внутреннего спроса и, следовательно, уменьшить его огромный профицит счета текущих операций.

Это не новые идеи. С ними, зачастую, были представители европейской Комиссии и Международного валютного фонда, предшественники Макрона, а также экономисты из многих стран Европы. Также предсказуемо, правительство Германии резко отвергает, опираясь на аргументы, которые, как и против-аргументы повторяются.

Большинство немецкий экономисты и менеджеры считают, что экономическая политика должна быть ориентирована почти исключительно на стимулирование производства и поставок на рынок, делая диагноза и решения структурных проблем. При этом немецкие чиновник регулярно утверждают, что экономика страны приближается к границам своих возможностей, определяемых потенциал предложения.

Более того, правительство Германии не считает, что профицит счета текущих операций, как политическая проблема, и кто видит в ней проявление фундаментальной конкурентоспособности немецких предприятий. Это положительный результат в ответственное поведение профсоюзов, которые позволяют компаниям больше гибкости в заработной плате.

Накопление внешних активов стало логическим следствием такого превышения, не говоря уже о том, что для стареющего общества это является обязательным условием. Немецкие политики считают необходимым сократить соотношение долга к ВВП в 60%, установленный европейским нормам. И когда еще, если не в хорошие времена, шанс, чтобы сэкономить деньги?

Эта позиция не вполне совпадает с экономической программой Макрона. В ней не только значимые предложения для решения существующих проблем на стороне производства и поставок на французский рынок экономики, но поддерживаются идеи стабилизации производства и, что более важно, увеличение расходов в таких областях, как инфраструктура, дигитализация, чистой энергии, для того, чтобы увеличить потенциал роста экономики.

Несмотря на убедительную победу Макрона, ему предстоит тяжелая битва для осуществления его экономической деятельности. Даже если Национальное собрание, которое будет избрано в июне, будет поддерживать свою программу реформ, сопротивление на улицах не будет не менее жесткой, чем в предыдущие годы.

В Германии, кстати, есть хорошая причина, чтобы поддержать экономические реформы Макрона, касающиеся и рынка поставок и спроса. Тот факт, что Франция и Германия находятся глубоко взаимосвязаны, что означает, что Германия крайне заинтересована в судьбе Макрона.

Да, немецкое правительство действительно не может (к счастью) заниматься уточнения уровня заработной платы, но он может, по крайней мере, из чисто эгоистических соображений, чтобы обеспечить их будущее, за счет увеличения инвестиций в человеческий и социальный капитал, в том числе в образовательных учреждениях (от детского сада до университета) и инфраструктуры (дорог, мостов, высокоскоростной интернет). Такой подход позволит снизить стоимость капитала для частного сектора, делая частные инвестиции более привлекательными. Кроме того, появились бы реальные национальных активов по сокращению зависимости Германии от зарубежных кредитных рисков. Снижение сальдо счета текущих операций будет также означать повышение устойчивости позиции партнеров Германии в своих собственных финансовых обязательств.

Если Германия и Макрон не найти общего языка, затраты для обеих сторон будут колоссальными. Нет никакой насильственной внешней силы, которая требует, чтобы Европа популизм. Она возникает органично и питается реальной и рост недовольства. Это недовольство не является исключительно экономической, географии популизма совпадает с географией экономические проблемы ЕС: позиция слишком многих европейцев ухудшается слишком долго. И если Macron не будет в состоянии выполнить свои обещания, то евроскептики, похожие на Перо, он может победить на следующих выборах во Франции.

Чтобы избежать такого исхода, Макрону должен быть более жестким, чем его предшественники, выполнять сложно, но, в конечном счете, полезными в политике. Он мог бы взять урок, бывший канцлер Германии Герхард Шредер. В 2003 году, Шредер сделал приоритет реформы, а не строгое соблюдение норм Пакта стабильности и роста ЕС. Более бюджетный свободы нужно облегчить адаптацию экономики к радикальной реформы рынка труда, которая прошла в Шредер. Решение сделать приоритетом реформы, и не согласуется следовать правилам, в конечном счете оказалось правильным.

Теперь, когда политика в стиле шредер пришел Макрона. Он также, кажется, предпочитает разумный прагматизм, не слепо следовать строгим правилам (что, в любых обстоятельствах, не имеет смысла). К счастью, политические принципы не являются догмой, и даже в Германии. Помните, что германское правительство решительно отверг идею создания банковского союза в зоне евро и Европейского механизма стабильности, но в конечном счете они были созданы (впрочем, есть те, кто считают, что на самом деле было слишком мало и слишком поздно).

Европа сегодня переживает сейсмических сдвига: политическая система подрывается изнутри (и она уязвима для давления россии на улице). Страх перед «другими» и отношение к международную торговлю как игру с нулевой суммой, встречается все чаще. В таких обстоятельствах, необходимо определяется и ряд мер не только со стороны Франции, но и со стороны Германии, которая в конечном итоге может потерять больше».