Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

В «Геликон-Опере» любовный напиток «семь смертных грехов» Курта Вайля

Фoтo прeдoстaвлeнo прeсс-службoй «Гeликoн-oпeры»

Бeлoкoлoнный зaл княгини Шaxoвскoй. Нeбoльшoй пoдиум, oкружeнный с трex стoрoн гoстинoй. Инструмeнтaльный aнсaмбль пoд рукoвoдствoм Вaлeрия Кирьянова размещен за подиумом в глубине зала. В центре поля, намек на широкие окна в человеческий рост (художник Ростислав Протасов). Свет (Денис Eniukov) играть с этой темой, в которой освещаются пустой середине, чтобы создать эффект черной поверхности. Поле привлекает внимание. И только в финале, мы узнаем почему.

Но во-первых, мы находимся в кабаре. Четыре официанта пригласить вас сесть прекрасная дама в роскошной шляпе с вуалью. Актриса Ксения Вязникова настроен игриво, но держался с достоинством. Ее одиночество-это не проблема, когда есть шампанское. Ксения начинает выполнять одна из лучших песен – но когда мы говорим о Вайле, называется зонго песни – «Берлин им Лихт – и буквально с первых нот, чтобы обеспечить поклонников творчества Вайля, что она полностью понимать и чувствовать природу его странную музыку. Странно, потому что она не поп, а не ученый. Или обоих. Позже, когда появится Стивен Сондхайм и Ллойд-Уэббер, Нино рота и Клод шонберг, и мы — Владимир Дашкевич, Алексей Рыбников, будет понятно, что это возможно. Но Вайль был одним из первых. Большого академического меццо-сопрано Ксения Вязникова был вокальный основы для работы с интонацией, манерой исполнения, органичное существование в этом материале. Не случайно, певец выбрал вариант забить на сопрано, а не меццо – специально, чтобы создать «нагрузку», чтобы активировать драматической части комплекса роль Анны.

Первая часть игры, своего рода пролог, который состоит из 7 зонги Курта Вайля, написанные в разное время и на разных языках (он также участвует Михаил Давыдов), раскрывает сюжет, который вы потом услышите в основной части: история любви Анны к Фернандо, где она должна была выйти из меркантильных соображений. Признать, что эта история раскрывается не слишком ясно – понятно, что на сцене в кабаре грустные и даже трагические. В конце пролога Анна бросает вокруг себя, банкноты почти как Виолетта в «Травиате». Она начала падать.

Структура балет с пением «семь смертных грехов», продиктованы не столько творческий произвол автора в заказ: богатый англичанин профинансировал создание этой композиции его жена, балерина по имени Тилли. Вайля было жены-певицы н имя Лотте, который, кстати, он был женат два раза. Женщин, которые были несколько похожи друг на друга. И так родился персонаж Анны, который является преодоление смертных грехов в 7-летнего путешествия по крупным городам в Соединенных Штатах, который посылает ее работать на свою семью, обнаруживает два устройства: вокальный и хореографический. Роль Анны II был создан как хореограф и танцор Ксения Лисанская – умелое, движется, немногочисленны, но очень выразительны. Две Ксюши — два Анна – на самом деле только один. Что пошли своим путем в жизни, воодушевляет жадная семья (безупречный вокальный квартет Николай Мельников, Виталий Фомин, Антон Фадеев, руководитель живописной мама в исполнении Дмитрий Овчинников), Анна преодолевает смертных грехах. Но совершить второй грех, который находится вне канонического списка, отказывается от любви, свобода от себя. Вернулся в Луизиану, где деньги, заработанные Анной, должен быть построен «маленький домик на Миссисипи», ведущую к краху надежд и мечтаний, неожиданно, но в то же время, абсолютно оправданы. Анна Ксения находится в той же коробке. Нашли дверь, что они закрываются за ним. И мы видим, что перед нами… нет, не дом, а гроб: цель достигнута.

Время летит быстро, и не оставляет чувство, что вы путешествовали много часов в закоулки человеческой души, погружается в разные эмоции, научиться иногда не очень приятную информацию о человеке – так что ваша самомотивация. Все это, конечно, есть, связанные с текстами Бертольда Брехта, который всегда абсолютно не в поверхностном, неоднозначный, умный, ироничный, и скрыть истинный смысл. Но больше всего мы обязаны это путешествие, с музыкой Курта Вайля, которую можно назвать гением без всякого преувеличения. И правильной интерпретации музыкантов «Геликон-опера», в том числе директор Илья Ильин, который, поставив этот спектакль, кто предпочел остаться в области музыки.