Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Стены из картона, унитаз на замке: в рабочие дни крупнейшим нерасселенной коммуналки

фoтo: Aнaстaсия Гнeдинскaя

«И eсли мы в кoридoрe умeр бoмж…»

Крупнeйшaя сoциaльнaя Рoссии зaнимaeт вeсь пeрвый этaж пятиэтaжки. Вo втoрoй, трeтьeй, чeтвeртoй жe сaмoгo oбычнoгo дoмa живут влaдeльцы, пусть нe сaмыx фeшeнeбeльныx, нo и oтдeльныx квaртир. И в пeрвoм мoисeя, людeй вывeрнут из, чтo внутрeннoсти экспoнaтoв Кунсткaмeры.

«Дeтскaя улицa, дoм 17, квaртирa 2″. Сooбщeниe с aдрeсoм сeйчaс стoит в пaспoртax сoрoк aрeндaтoрoв. Eщe нeскoлькo лeт нaзaд иx былo в двa рaзa бoльшe — 10 сeмeй, oднaкo рaссeлили здeсь. Нo этo, чтo нaзывaeтся дe-юрe. Кaк мнoгo людeй живeт здeсь, в сaмoм дeлe, труднo oпрeдeлить. Нeкoтoрыe влaдeльцы нe прoшли сурoвoй жизнью, рeшил снять oтдeльную жилплoщaдь. Кoмнaты жe сдaют. И пoнятнo, чтo нe oдни врaчи наук.

Первое, что бросается в глаза в подъезде в квартире № 2, или, как принято говорить в Санкт-Петербурге, большой (если да, то это гигант в квартире своей dressup и свой отдельный вход), — в вашей тумбочке ваза с запылившимися пластмассовыми ромашками. Тумба здесь вовсе не декор, она имеет чисто практическую функцию. В противном случае, интерьер, костюм, украшения мешки с мусором.

— Ну, это лень, например, нашего небрежного жителей ковылять к помойке в мартовской грязи. И балконов нет. Куда мусор положить? Правильно, костюм оставить, — вводит меня в курс жителем этой коммуналки Татьяна Лобунова, которая согласилась провести небольшую экскурсию. — Если вонь, эти пакеты вконец измучило один из наших женщин, она вытащила себя в квартире на тумбу, и было установлено место, где, как правило, складировали в мешки. Если этот «лайфхак» не работает…

Голос Лобуновой не шум, скорее ирония: семь лет в этой квартире, он привык не только мусорным мешкам вход.

Dressup выводит в коридор, длинный и темный, как будто вход в гробницу. 94 метров из одного конца в другой, 127 шагов. Здесь можно бегать трусцой. Но до тех пор, пока ежевечерне жители проходят квест — как, проходя по полутемному коридору, не переломать ноги.

— У нас есть проблемы с проводкой, так что лампы очень быстро разлагаются. Мы уже их даже не изменится — еще день или два погаснут», — объясняет Татьяна.

В этих частях в коридоре, где свет все же есть, стены работают без проблем провода и лысый, с обвалившейся штукатурки. Пахнет сыростью, словно погреб.

Я квест не прошел — метров пять споткнулся обо что-то мягкое. Ничего страшного, только плюшевая игрушка. Но мои вопли уже бежал мужчина с кухни.

Вам еще повезло, — иронизирует товарищ, представившийся Айдером. — Эта девушка так в один прекрасный день три года назад был вечер — и задница нашел. Он в коридоре около ванной спал. Если квартиру получил? Как правило, на входной двери у нас нет, в конце концов, замки — огонь, если кто-то хочет. Вот они один зимой и нас посетили согреться.

Один из бездомных, и отправился в мир другой, в коридорах, это большая квартира.

— Умер — и бог с ним, но если задница была открытая форма туберкулеза, — продолжает сбрасывать страшилками Айдер. — Пришел позже вызвать санэпиднадзор, что они обрабатываются все помещения.

Вход в квартиру бездомным после этого случая были заказаны. И они переехали в подвал, дверь в который была открыта.

И ладно бы просто там спали, но они стали костры, чтобы сжечь, чтобы согреться. И весь дым повалил в комнаты.

Наконец, говорит парень, пришел проникновенно говорить с местными дворниками, которые, как оказалось, было показано, что бездомные «теплое место».

«Некоторые из наших жителей, проще двери выломать, чем ждать, пока откроется…»

Пройдя влево по коридору три метра, попадаешь на кухне — один из двух в этой квартире. Если вздумаете снимать фильм после катастрофы на чернобыльской аэс, не стесняйтесь, приходите сюда, потому что украшений. Интерьер сохранился еще, наверное, с середины 80‑h. И все, как в домах Припяти, покрыты слоем пыли. Судя по его толщине, не иначе, как радиоактивной.

В углу гниют сброшенные кем-то штаны. (Раковина, напишите, где приобрела экзотический красный цвет, стоит калошница. Вот он, вместо того, чтобы табурета. Покрыты газеты стол работает так электронной почты (почтовых ящиков в квартире не имеет) и публичная библиотека. Письмо двух органов — после и банком. Первые требуют обитателей коммуналки отдать долг родине, во-вторых, кредит.

На стене самоклеящаяся пленка с натюрмортом. Это единственные продукты, на кухне — не пищи, ни, тем более, холодильники здесь икру не завезли.

— Дорогой бытовой техники просто умыкнут. Наш в течение одного рабочего плита уже так вынесли, — вводит в курс Айдер. — Что значит «как»? Пришли ночью и забрали. Двери-то замок не. Осталось две плиты — ли, здесь же печка работает, и его невеста — одна конфорка.

Но готовит его на кухне, очень редко — во всех номерах установлены электроплитки.

Первое, что приходит в голову: поставить замок на входную дверь — и не-у вас есть, чтобы умереть бандитов и исчезнуть электроплиты. Мое предложение выполняется коллективный смех. Возможно, самоирония — это единственное, что объединяет жильцов это очень большой коммуналки в России.

— Только на моей памяти, запоры, двадцать, изменилась, — объясняет Айдер. — Просто некоторые из наших жителей, если вдруг они ключи забыли, проще выломать замок, если ждать, пока кто-то приходит и открывает. Нужно железную дверь ставить, но никто скидываться не хочет.

Айдер стряхивает сигаретный пепел в стоящий на подоконнике полиэтиленовый пакет, до середины заполнен бычками. Даже если бы курили все жители этой квартиры, чтобы насобирать такой пакет, им бы потребовалась неделя.

— Здесь кто-то убирает? — заинтересованных мужчин.

— Вам тоже так показалось? — ерничает он в ответ. — Самое удивительное, что убирают. В порядке не — кого остаться жить в сраче, это принято, кости.

Ясно одно: терпение у жильцов этой квартиры железобетонное.

Унитаз под ключ

Третьей квартиры для Детей-агар. Так, что раньше, в душ каждый пошел своим концом полива. «И что делать, если утром, придя помыться, можно было увидеть «голый» кран — лейка в ночное время кто-то скоммуниздил».

В настоящее время лейка висит на своем месте, а вот душ в левой части квартиры остался всего один. Остальные два «кабинках» его в ванной трубы просто вырезать.

На полу душа застыла большая лужа. Чтобы вернуться к крану, можно было тапочки, а не резиновые сапоги, кто-то бросил на пол доски.

— Это после ремонта у нас так стало. Наклон забыли сделать, чтобы вода пошла. Вот он и собирает на полу, — продолжает девушка Татьяна Лобунова.

фото: Анастасия Гнединская

Трудно поверить, но в 2015 году в квартире сделан капитальный ремонт. По крайней мере, так получается по бумагам. Если память после этого «обновления» в душ, на стенах остались следы сколы плитки и туалет украсили унитаз черный разводами в фаянсе.

— Предыдущий был хоть и старенький, но не такой загаженный. Строители, старый был снесен, а на его месте установили этот, явно списанный из какой-то институт. Мыть, мы даже не можем металлическими щетками терли.

В теории, в санузле должно быть два «посадочных места», но двери второй кабинки висит замок. Как в перестроечные времена, и в эстонии, и Детей в долевой собственности, рано или поздно станет частным. Унитаз, например, «приватизировал» один из жителей.

— Бывший толчок, кто-то разбил, то сосед предложил всем скинуться на новый. Но деньги сдавать никто не согласился. В унитаз он поставил свою — и закрыл на ключ, — говорит Татьяна.

Раскол «справа» и «слева»

На самом деле эта квартира, есть еще и вторая ванная комната с кухней. Они расположены на правой стороне в длинном коридоре. Жители этой части квартиры швабру явно взяты чаще всего соседи: плита вычищена, стены свежеокрашенны, на полу чистый линолеум.

Это в боковом коридоре даже свет!

— Так что мы своими силами здесь ремонт сделали», — объясняет забежавшая на кухне с кастрюлей борща Екатерина. — Собрались более тысяч рублей на квартиру, купили краски, напольные покрытия.

На самом деле, квартира одна, но исторически так сложилось, что он всегда раздавал вправо и влево. Это как с Уралом, разделяющей наши страны на две части. Страна является одним и менталитет разные. Так и здесь. Если еще квадратные метры для своего Ребенка женским общежитием, с одной стороны, номер дали медперсоналу из Покровской больницы, с другой стороны — из детской инфекционной. Молодые медсестрички, с одной больницы вместе возвращались домой, вместе приготовленный ужин. И ванну драили вместе. С тех пор существует негласное правило: жильцы правом пользуются их МОПами (местами общего пользования), жители слева свой.

— И что, «влево» на вас смотрит? — интересуется Екатерина.

— Иногда. У них ведь пластины нарушается, и мы имеем все горелки работают. И туалеты чистые.

Екатерина клянусь: если соседи не представлять себя убирали, они бы не возмущались.

— Но некоторые из них хотят ходить, но убирать не хочу! В последнее время некоторые шлюхи его сторону даже скандал в нашей санузел пришлось выдворить.

Эта часть квартиры на Ребенка сохранились еще советские правила сосуществования в эстонии: расписание дежурств и распределение времени по.

— Каждый знает, кто сколько на работу выходит, в зависимости от того, кто сколько мыть бежит. Брать кого-то в другое время не может. И график уборки у нас есть неофициальный. На этой неделе я убралась, сосед увидел и на следующий себя взялась, потому что кости. Как-то лет приноровились уже.

Года люди здесь и правда живет много. Екатерина, например, ютится в своей комнатке уже 15 лет. Похоронила мужа, сменила работу — и все здесь.

То, что, если это чрезвычайная квартиру расселят, он уже и не хотел.

— Все говорили, что нужно приватизировать комнату — то они говорят, что в нашей квартире быстрее расселят. Мы послушались. И потеряли. Ведь для всех, у кого были пробелы в соцнайме, кроме двух, выдается отдельная квартира. И мы здесь прозябаем.

Ольга, еще одна собственница пространство с правой стороны, до сих пор помнит «общажные» времена этой коммуналки. И как же тогда счастливые владельцы, хотя и крошечные, но уже в своей комнате, любил собирать праздник на кухне.

Но ностальгия по тому времени, нет ни у кого из здешних обитателей. Жизнь слишком много людей в одном замкнутом пространстве сделали из них съесть.

— Ругались, конечно, не без этого. И что делать, если один поставила кипятить белье, взял четыре горелки, и пошел в три часа.

Хотя плиты здесь, как правило, по-прежнему старались не отходить. Потому что так можно было поставить жариться четыре куриные ножки, и придя перевернуть их найти только три.

— И полотенца бельевых веревок пошли и обуви. Их, конечно, будет считать, кто же еще. Мы даже не знали, кто это, но они не сознавались. Не пойман — не вор. После того, как все социальники съехали, утраты утихла.

— Но было такое, что крупы — то вместо того, чтобы делать соседи?

— И сейчас есть. Не только крупы, масло, яйца, порошок.

Это, пожалуй, единственный плюс такого большого количества соседей. Арендная плата здесь, как и в разы выше, чем обитателей отдельной жилплощади. 14 м комнату, Ольга зимой будет стоить 4600 рублей. Для сравнения, отдельно в 38-м-квартира в кирпичной новостройке в Адмиралтейском районе моего получателя должен быть счет на 700 евро меньше.

— Это потому, что у нас счетчики на воду не стоят — стоимость просто разогнать и все. Как и платные в «общих» квадратных метров — коридор, кладовки, санузлов.

Местные жители уже давно не ездят сюда друзей — стыдно. И знаю далеко не всех соседей, особенно вторая половина.

— Потому что у нас более сплоченная команда, и у них там анархия.

«Раньше мы жили весело, как «Дом-2″

На левой стороне царящую им разруху объясняют совсем другими причинами. Вот, якобы, сдам в аренду большую комнату. И квартиранты — народ не самый чистоплотный.

— А вот и первая от входа в квартире живет 8 человек, хотя договаривались, что будет только три жить. И окрестности живет большая собака, кого не пешком. То есть его дела, он делает прямо в комнате. И иногда же приходят и его хозяева. Если вы думаете, что можете в этой ситуации о чистоте общественного кухне диалога? — задает риторический вопрос Айдер.

фото: Анастасия Гнединская

Я, кстати, в одной комнате стучалась. И когда дверь отворили, запах был такой, как будто открыла люк мусоропровода.

Другой пример: раньше в левой половине было неписаное правило: туалет проводить не более 3 минут, в душе — 15. Днем вы можете хоть час там закрыт, но утром и вечером в часы пик, думайте не только о себе. В общем, даже если в квартире проживало 120 человек, в очередь, утверждают местные жители, особенно не было.

— А теперь есть. Потому что люди правил не понимают. И объяснить я им не могу — языка такого не знаю, продолжает резать правду-матку в Айдер.

Мужчина работает строителем и говорит: несколько лет назад, он предлагал жителям делать ремонт в общих помещениях.

— Работу сделал бесплатно, но и строительных материалов, нужно было скинуться. Я предложил собрать 500 евро с квартиры в месяц, если не закупим все необходимое. Но народ решил, что это дорого. Не для себя, я свои деньги в стройматериалы купить?..

Хотя это сторона, то, чем жил сплоченно. Даже влажная уборка раз в неделю через.

— У нас здесь весело было, как «Дом-2″. И драки, и интриги. И даже свои тайные love-story между заселенцами», — вспоминает мужчина.

На вопрос, когда произошел перелом, Айдер отвечает сразу. Вероятно, он и сам неоднократно думал об этом.

— Все пошло наперекосяк, после того, как появились первые слухи о том, что нас переселять. Людям просто стало не все равно, что есть в квартире. Все ведь думали, что они вот-вот уедут.

Странности от уплаты: алкоголичке квартиру дали, мать в одиночку — не

— Вообще-то у нас между ванной нет ни одной капитальной стене. Так что слышимость такая, что соседи нас отделяет всего лишь картонка. Если мой бывший сосед начал храпеть, было ощущение, что он делает это не дома, в постели, но у меня есть. Да и вообще, жилье эта квартира не приспособлена. Это бывшая поликлиника, и мы живем в своих кабинетах.

Это мне говорит уже Татьяна Лобунова. Свой Детский сад, переехал 7 лет назад, есть и коммуналки.

— В моей бывшей квартире был 9 комната, 1 ванная комната, 4 туалета, кухня 20 с лишним метров, три плиты, две раковины, и только холодная вода. Но у нас на работе. Мать и отец драили коридоры и санузлы по ночам, потому что днем люди ходят и перемешать .to. Причем дежурили «в соответствии с оккупированных области». У кого две комнаты — два срока, имеющие один — на-один. Все логично: чем больше людей, следовательно, и грязи от них больше.

— И здесь? Почему здесь никто не обращается?

— Мне кажется, что то, что происходит сейчас здесь — это протест. Государство на нас наплевало, и сами жильцы уже давно на себя наплевали. Не, те, у кого есть дети, конечно, мыть места общего пользования. А как же иначе?

Актер и педагог семейного театра «кабуки» (все роли там исполняют женщины, в отличие от традиционного японского театра кабуки, где на сцене были одни парни) привыкли делать и мужские и женские роли и в жизни. Она работает на износ, в театре исчезает до ночи. И близость к покупке жилье, что Татьяна играет решающую роль.

— В общем, за те же деньги я мог купить квартиру-студию у моря санкт-Петербург. Но путь до театра и обратно, я бы тогда пришлось потратить три часа. И у меня так отдохнуть всего 6-7 остается. Квартиру нужно было именно на Васильевском острове, но деньги, которые у меня были, приобрести можно было только в комнате.

2011. в коммуналку признали чрезвычайной ситуации. Еще два года пришло распоряжение на подпись губернатора санкт-Петербурга Георгий Полтавченко говорит о расселении непригодных жилых квартир. 1242 квадратных метра на Ребенка, там были под номером 67.

Людей захватили «чемоданный» мандраж. Скоро жители и правда начали покидать ненавистную марта. Уехавших остальные провожали с радостью. И вовсе не потому, что теплые отношения. Просто слишком странно раз распределяли в порядке.

— Жил у нас, например, одна дама, любившая выпить. Не, просто не любившая и считавшая это смысл жизни. Взяв грудь, он может по очереди барабанить все двери. Или же отодрать плитки на полу в коридоре — вероятно, искал там заначку. Так его переселили отдельная квартира со стеклопакетами и раздельным санузлом, — возмущается Татьяна. И в соседней комнате жила Татьяна Пономарева — мать-одиночка, воспитывающая двух детей. Это один из первых, чтобы начать борьбу с чиновниками, потому что, поселившись в этой квартире. То слегла — онкологии. Татьяна умерла, и, не дожидаясь новой квартиры. Для детей бабушка переехала жить две комнаты втроем.

Новоселами стали 10 семей, после этого процесс застопорился. А в 2015 году в коридорах появились работы, которые объяснили, что здесь планируется капремонт. Тот самый, за которым душ не проходят вода и туалета «выращивают» в унитаз экзотических цветов. Но, видимо, результат чиновники довольны, потому что число аварий на квартиру хотели, было уже снимать.

— Но я провел микологическую экспертизу, согласно которой стены повреждены грибком, так, что квартира является пригодной для жизни, — говорит Татьяна. У него в комнате, и правда, все стены покрыты черной плесенью. — Теперь вот ждем результатов повторной комиссии.

Жители это очень большой коммуналки давно уже стали заложниками своих квадратных метров. Потому что даже продать свои комнатенки, из-за аварийного состояния квартиры они не могут, потому что все операции, чрезвычайных недвижимости запрещено.

Но даже если состояние здоровья не было, процедура продажи будет легко. В конце концов, будет необходимо получить согласие на сделку ото всех отпускаемых по рецепту лекарств.а также арендаторов.

Жителей коммуналки напомнить, что в 2008 году. году появился инвестор, готовый купить всю квартиру полностью. Но грянул кризис. Больше предложений не поступило.

— Это потому, что аппетит у народа-go-go: трешку им дают на Васильевском острове, по-прежнему режет правду-матку в Айдер.

— Да у нас нет смотровой не пришел! — парируют Татьяна и Екатерина. — Мы хотя бы на время, черт возьми кулички поехали.

Пока власти думают, что делать с этой коммуналкой, творческие жители решили рассказать о судьбе мировой общественности.

— Вот думаем о экскурсии в нашей квартире иностранцы ездить. В конце концов, это тоже достопримечательность города. Только со знаком минус.

ЧТО ГОВОРЯТ ВЛАСТИ

Борис Вишневский, депутат Законодательного санкт-Петербург:

— Эту квартиру расселили только те пассажиры, у которых были пробелы в соцнайме. Собственникам квартир, то никто никаких квартир не предлагают. Насколько я знаю, им предлагали комнаты в коммуналках, которая похожа на жилье, но в центре города промышленной зоны, где жить гораздо хуже. Потому что само по себе улица Детская — место хорошее. Если теперь число аварий в этой квартире снять, то людям вообще не имеет значение. Они становятся обычными очередниками.

— Но эта квартира программу расселение коммуналок.

— На эту программу денег выделено в пять раз меньше, чем было предусмотрено. Я неоднократно говорил на эту тему от оплаты этой коммуналки глава региона. «Но где же я возьму для них квартиру, если у меня их нет», — таков был ответ.

— То есть выход, что их жителям не видно?

— Только один — найти в бюджете деньги, чтобы все-таки улучшить жилищные условия. Жить в таком помещении нельзя.

Санкт-Петербург — Москва.

Смотреть фоторепортаж в тему:

«Комнаты стараемся не идти»: жизнь с большой коммуналки страны

14 фото