Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Скандал в Волхове: для оплаты танцев детей взяли в заложники

фoтo: pixabay.com

«Xoрeoгрaфы дeкaбря 2016 дo aпрeля 2017 гoдa, нeoднoкрaтнo были лишeны дeти свoбoды, сoдeржaли иx в пoмeщeнии прoтив иx вoли, в тoм числe нoчью, был вынуждeн пoзвoнить свoим рoдитeлям пo тeлeфoну и трeбoвaть пeрeвeсти дeньги для «рaбoты прeпoдaвaтeлeй», — сooбщaeт прoкурaтурa Лeнoблaсти. Мaтeриaлы для рeшeния вoпрoсa oб угoлoвнoм преследовании направлены в ВЕЛИКОБРИТАНИИ. За официальными формулировками скрывается многоэтажная история противостояния родителей молодых танцоров с руководителями студии, нервные повреждения, болезни, сломанные мечты. И ставит под угрозу престиж школы и федерации этапа танцульки, конечно.

Все началось несколько лет назад, когда в один и уникальный в Волхове школы танцев, выступая в местном ДК, пришла пара профессоров — Анастасия и Илья. Предыдущий директор, успешный педагог, она уехала по приглашению работать в США, оставив группу из более чем 100 человек, занимающихся в «Пульс».

«Моя дочь уже более четырех лет идет в этой студии, — говорит Анастасия Власова, мать одной из учениц. — В городе только одна студия танцев, поэтому у нас нет другого выбора. На «Пульс» были всегда денежные сборы, будет относиться к этому с пониманием (позже прокуратура установила, что «Импульс» находится в экономический финансов и все занятия для детей должны быть бесплатными. — Прим. авт.). Мы сделали небольшой ежемесячный взнос, он взял частные уроки (танец сленг — «индив». — Прим. авт.) с 1300 € с пары. Постепенно стоимость стала расти. «Индивы», стали обязательными, и не один раз в неделю. Если ребенок не занимается с учителем индивидуально, в группе всячески гнобили. Параллельно, Анастасия могла спокойно взять несколько пар в «индив» в то же время. Какие то «индивидуальное» занятие? Постепенно сумма, которую пришлось заплатить, поднял. Часть денег пришлось учителя в руки. Каждый праздник у нас были сборы — интенсивные курсы в тех же залах, что он в 650 рублей в сутки. Постепенно дети стали уходить. Потому что у нас в городе зарплата в 20 тысяч считается вполне приемлемым. Преподаватели же мотивировали денежные сборы, которые должны платить за жилье, салоны красоты, маникюр».

— Когда вы поняли, что в студии происходит что-то криминальное?

— Сначала учителя просто угрожали, что задержат детей в зале после занятий. Они боятся, что, если бы родители, например, не может оплачивать тренировки сразу, и меня попросили подождать до зарплаты. И вот, в декабре 2016 года, поздно вечером, мне звонит дочь и говорит, что если не принесу деньги, из зала не выйдет. Он сказал: «Нас закрыли на ключ». И я сижу дома с температурой. Я звоню маме, товарища моей дочери, но эта же ситуация — та же больная в доме, ребенок получает из студии и говорит, что нужно срочно взять деньги. В конце концов, мне пришлось попросить другого человека, чтобы учителя деньги просто для того, чтобы наши дети вернулись домой. Таким образом, собралась группа родителей, мы пошли к директору ДК Макаровой. Она посоветовала с этим пойти в полицию и прокуратуру. Его ничего не знала о том, что происходит в «Пульс». Мы написали заявления, детей и учителей допрашивали. Во время допроса эти детали выяснились, чьи дети и дома не сказали… Например, что их били палками по ногам. Мальчики говорят, что напрягали икры не так уж и плохо. Обычно, когда после дтп вынуждены покинуть бал, — моей дочери случился нервный срыв. Он сказал: «они убили мою мечту!» Танец-это жизнь, он планировал иметь дело с профессиональными. В итоге нам пришлось обратиться к специалистам, чтобы излечить душу.

Педагоги продолжают отстаивать мнение, что бальные танцы никогда не был дешевым видом спорта. Костюмы для взрослых профессиональных танцоров практически не имеют потолка стоимости, еще и детское платье стоимостью 20-30 тысяч рублей. Плюс частые выезды на турниры и другие расходы, а вот содержать танцует ребенок становится почти самым дорогим из детской хоккейной команды. Тем не менее, говоря с другой матери пострадавшего ребенка, корреспонденту «МК» убежден, что дело не столько в деньгах, сколько в отношениях со студентами.

«Моя дочь 11 лет, танцует два года, — говорит Ульяна Харламова. — Все началось с изяществом. Вы знаете, в начале компенсации за месяц, затем, «пойдем в турнире, девушка с талантом». А потом началось — если родители не имели возможность экономических или время с ребенком в турнире, со всей группой отчитывали и позорили. Сказали за долги родителей. И выезд для участия в конкурсе, даже если в санкт-Петербурге, стоит около 15 тысяч рублей. Дорога, проживание, питание. Костюмы нужны, и учителя стали настаивать, будьте уверены, что шили их в слишком дорого санкт-петербурге ателье, где они сами шьют костюмы для конкурсов. Кроме того, что у нас в Волхове есть портной, который шьет оценки платья, это бюджетнее, и ездить никуда не нужно. В доме мы можем сшить платье за 15 тысяч рублей, а в санкт-Петербурге, это может быть и 50, и 70. Но нет, для того, чтобы себя, а потом в питерском салоне со скидкой шить, нужна там детей приносят! Затем дошло до того, что у меня ребенок приходит, плачет, говорит: «Мама, ты заплатил мне, заплатил за уроки?» Потому что боится, что начнут позор на всех. И если тратам мы были готовы, то в такие отношения учителей — нет».

— В какой момент вы пошли в прокуратуру?

— Сначала мы хотим решить мирно. Пошел к директору ДК, он пытался говорить с учителями. Те довольно резко объяснил, что здесь есть кто-нибудь, что, за исключением тех, которые якобы никто Волхов научить не придет. Кстати, тогда, весной, мы узнали от директора, что учителям нас в городе, снимали квартиру для бюджета, и зарплата достаточно хорошая по местным меркам. И пути их платить, и мы это каждую неделю на несколько дней из санкт-Петербурга. И нам сказали, что все делают за свой счет. С турнира вообще все сложно. Сами (Илья и Анастасия. — Прим. авт.) выступать за Азербайджан. Для того, чтобы положить их в судейскую линейку в конкурсе, вы должны были принести их учеников. Детей «Импульс» приходят и выполняются по какой-то причине, также, для Азербайджана. (В мире танца, это вполне нормальная практика, когда пара, проживая и тренируясь в одной стране, выделяется другой, то же самое делают и многие взрослые пары. — Прим. авт.)

Понимая, что родительское негодование могут быть выражены в чувство, корреспондент «МК» обратился к учителям. В самом начале, согласившись на встречу, Анастасия затем отказался под предлогом того, что должен был уехать из Петербурга, к тому же ей не предложил, говорить журналистам адвокат. С надеждой все же получить обратную связь от большого и жестокого мира танца, я обратился в федерацию, к которой принадлежит пара учителей. Санкт-Петербургский танцевальный союз — сильной и уважаемой организации, курирующая применяются пары и школы.

«Я надеюсь, что вы можете сказать все, что я говорю вам сейчас, — говорит о ситуации с парой тренеров Валерия Бушуева, руководитель федерации. — Я считаю, что эти люди, просто кто-то становится неловко. Потому что это прекрасный применяются танцоры с большим тренерским опытом, десять лет сотрудничают с организацией, и в это время не было ни одного подобного инцидента. Мы все очень сильно за них переживаем, потому что из-за кораблей и другие мероприятия, очевидно, будут вынуждены прекратить свою карьеру танцоров. Между тем, это один из лучших профессиональных пар в России! То, что тиражируется в сми, это клевета. Да и недовольных там только четыре родителей (сами родители сказали, что заявление в прокуратуру было написано больше, чем семь. — Прим. авт.)! Вы понимаете, это спорт. И в спорте, какой бы власти ни были родители, отвечает всегда тренер!»

Как связать тот факт, что один из лучших профессиональных пар в Греции выступает за Азербайджан, а также указанных в допросе детей в прокуратуре кровавые подробности тренингов — поражение для ног и запирание в ночном комнате на ключ, — опираясь на многолетний профессиональный опыт пары, не ясно. Как сообщила корреспонденту «МК» родители подопечных «Импульса», теперь в студии был назначен другой тренер, многие из ушедших детей вернулись, и курсы начали бесплатно. Пара опальных тренеров, по мнению некоторых, находится в Волхове под следствием.