Почему спускают колеса
Строительная доска объявлений

Право кошелек против судов присяжных?

фото: Наталия Губернаторова

«Попрессовали, обобрали и отпустили»

Уголовные дела и аресты в бизнес-среде сегодня очень многие бьют тревогу эксперты. За два года количество предпринимателей, которые находятся в колонии для несовершеннолетних в ТЮРЬМУ, выросло на треть — с 4 до 6 тысяч. Такие данные приводит Центр «Бизнес против коррупции». Если арестованные — преступники? Оказывается, нет. По статистике, из 200 тысяч возбужденных в отношении предпринимателей дела только 15% попадают в реальный кризис.

О чем это говорит: либо дела «дутые», либо суды очень гуманны? Тем не менее, именно эти суды активно одобряют аресты предпринимателей. Даже если потом и оправдать. И никто, кажется, не беспокоит, что действующее законодательство, а именно ч. 1.1. статья 108 УПК рф, в некоторых случаях, прямо запрещает заключать под стражу предпринимателей, обвиняемых в мошенничестве.

Но был бы человек, а статья, как известно, существует.

Например, статья 159 ук рф «Афера» — один из любимых правоохранительных органов, когда нужно «привлечь» трейдер. «Летучие мыши, в отношении предпринимателей», — говорит сопредседатель Центра «Бизнес против коррупции» Андрей Назаров. По его словам, из почти тысячи обращений в организации четыре года преследования в этой статье, были выделены в каждом втором случае. «Чаще всего, это делается для того, чтобы забрать бизнес или добиться подписи на показания для вина», — приводит слова эксперта «Первое антикоррупционное сми».

«Уголовное законодательство используется для того, чтобы «довлеть», — согласен с Назаровым их прокси Борис Титов. — Часто подвергаются преследованиям в рамках бизнес-конфликтов или рейдерства, реже — с корыстной интереса для правоохранительных органов».

На эту тему говорил и Владимир Путин в своей речи в послании Федеральному собранию в декабре прошлого года. Согласно информации, около 80% предпринимателей, которые в последние годы заводились уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. По словам президента, их «попрессовали, обобрали и отпустили». «Это прямое разрушение делового климата», — жестко резюмировал глава государства. В делах по экономическим преступлениям предложил активно использовать залог, подписка о невыезде или домашним арестом. Комната под стражей называл крайняя мера, которая может быть использована только в исключительных случаях!

Бросившись к нам правоохранительных органов, чтобы прислушаться к мнению экспертов и президента? Кажется, не очень. Мы привыкли слышать, что в российских правоохранительных и судебных органов часто не правит верховенство закона, но, скорее, телефонное право. Когда любой вопрос может решить один телефонный звонок. Очень часто это «позвоночное право» действует в случае конфликта между партнерами — работодателями. Нет сомнения, что право портмоне создает и судебных решений, за пределами всякой логики. Когда игнорируются очевидные вещи, и нарушаются все процессы.

Захват без факта преступления?

Анатолий Каверов, начальник управления капитального строительства НПЗ, обвиняется в СК по Северо-Кавказскому федеральному округу с сек. 4 статьи 159 уголовного кодекса — «Мошенничество, совершенное группой лиц в таких больших масштабах». По мнению исследователей, Анатолий Каверов вместе с коллегами и подрядчиками фальсифицировал документы о выполнении строительных работ на сумму 137 млн. грн. Евро в рамках контракта подрядная компания «Гравитон» должен был демонтировать временный причал в Туапсе и построить новый. Согласно документам работы были выполнены. Но правоохранители получили заявление, это означает, что были похищены.

«Что делать в таких случаях, по всем нормам и правилам исследования, – говорит логически адвокат Каверова Александр Забейда. – Во-первых — подтвердить факт преступления, затем, чтобы доказать участие в преступлении конкретного человека. Но, по моей информации, этот результат до сих пор не имеет достаточно полной и объективной совет от знатоков, что работы не проводились, а средства были похищены. Когда этот человек, который не применяется для подрядной организации, был заочно обвинен, было объявлено в международный ордер, был арестован в Хорватии, где проходил лечение после операции на сердце. Сейчас готовится издание в России, где грозит многолетний срок».

По словам адвоката, в Европе для лечения клиент ушел вполне законно. «Насколько я знаю, никакой повестки до этого не были награждены, и в уголовном деле его имя я не видел. Уже после этого было вынесено решение, с которым Каверов не имел право выезжать без согласия органов, и его объявили в международный бренд», – говорит Александр Забейда.

«Я усматриваю несколько противоречий, – говорит адвокат. – Во-первых, в постановлении не указано место, из которого Каверову невозможно было уйти. Во-вторых, в постановлении об объявлении в заявлении не указаны конкретные основания для его рекламы и, что местонахождение подозреваемого неизвестно. В-третьих, в постановлении указан номер розыскного дела, которое было открыто позже составления данного документа. Как это случилось?»

Может суд, который выдает ордер на арест на основании столь странные и спешных следственных действий, объективно и беспристрастно, чтобы понять спорным экономической реальности? Адвокат оспаривает.

Опыт говорит, что для людей в погонах теперь самое главное – добиться признательных доказательств. Если не получилось с представителем компании-подрядчика (дело открыл несколько штаммов), тогда можно взяться и за Каверова.

Удар для инвесторов

Изменить ситуацию с подобными делами может, сказал адвокат. Если будет шире применяются суды присяжных.

«Это единственная модель, которая в состоянии обеспечить справедливый суд, — говорит Забейда. — Эти суды будут в состоянии исследовать дело более глубоко. Следователи должны напрягаться, действительно попытаться что-то доказать. И если нет доказательств – дело в принципе, в суд не пойдет. А именно, для неопытного предприятия будет меньше, и исследователи, возможно, будет профессиональнее».

До сих пор в стране остается парадоксальной ситуации. На недавнем экономическом форуме в санкт-Петербурге, прозвучало много предложений, как привлечь инвесторов в России. Но есть одна простая истина. Иностранные инвесторы готовы вложить в какой-либо юрисдикции, где что-то для защиты от право собственности. Однако, право собственности может быть защищено только там, где есть действительно независимой и объективной судебной системы. По крайней мере, практике широкое применение суда присяжных, который наше государство не торопится применять в экономической сфере. До тех пор мы можем только надеяться на справедливое рассмотрение дела Каверова, и что в случае возврата в Россию не будет подпадать под безжизненную машину результата, что в случае, если закон будет сильнее.

Translate »