Почему спускают колеса
Строительная доска объявлений

Павел Хомский был похоронен на Введенском кладбище

фото: Геннадий Черкасов

Ритуал расставания есть свои железные законы: людской поток с цветами к могиле, прощальные слова вопроса, и, тем не менее, атмосфера каждого захоронения, но, в театре, который передает энергию того, кто ушел и никогда не вернется. Поэтому на прощание в театре имени Моссовета, где в течение 43 лет он служил Павел Хомский, атмосфера была особенной. Она даже противоречит его слову. Образ спокойного, молчаливого человека. И слова его были точны, громко, и самое главное — не разумно.

На черном фоне-портрет Павла Осиповича с его факсимиле — «я счастливый человек». Улыбается. И под портретом плачут люди — старики, пожилые люди, молодые люди не скрывают слез. Реквием открывает Сергей Юрский:

Мы никому не звонил в этот день и ждали зрители — театр был в отпуске. Мы собрали Павел Осипович. Человек не изменился огромные изменения, которые произошли в стране, в Москве. Не меняя ритма его работы. Каждый год новое шоу. Мы нашли 43 года, 43 играть, это совпадение? Это особый прощание и специальный рисунок — ветеран Великой Отечественной войны, труда, театр, искусство-и теперь на эту сцену. Я думаю, что особое ощущение тишины и отсутствия слова в том месте, где самое главное-это точное слово следует подчеркнуть конкретное на данный момент.

И попросил почтить память режиссера минутой молчания. Слова приобретают Михаил Швыдкой:

Вы знаете, я сейчас стоял со своими товарищами, руководители московских театров, и вдруг я понял, что все мы старые, но мы не были в состоянии войны. Павел Осипович был человеком, который прошел всю войну, и надо понимать, люди, прошедшие войну, имеют особое восприятие жизни, других, чем всем нам, потому что они видели смерть лицом к лицу. И Павел Осипович, при всей своей мягкости и разведки внутри что-то определенное и понятно: он знал, что жизнь-это череда компромиссов, но он знал, что не надо делать, никогда, ни при каких обстоятельствах. Это конечно его жизнь. Чтобы попасть на его спектакль в молодежном театре было невозможно, был там ночью, и это было время, когда Турист был открыт, работал время от времени. Но люди побежали, чтобы увидеть результаты Хомский.

Нужно было быть смелым человеком, чтобы прийти в театр Моссовета, потому что в его стены дух Завадского. Чтобы запустить образцы в это время требуется много сил и мужества и таланта. Он счастливый человек, потому что до конца дней был назначен руководителем. Не переставал делать то, что он любил, и что было для него смыслом жизни.

Евгений Стеблов вспоминает, что Хомский, который не думал, что страстный человек, не в Московском театре был сбит с графином парторга — не сдержался.

— Многие из моих коллег всегда было интересно, что его реакция на все слишком спокойно, но на самом деле он был очень увлеченным человеком, поверьте. И факты из его жизни, чтобы говорить об этом, но он скромный человек. Он миру дал некоторые ситуации и понимаю, что иногда нужно отступить, чтобы победить.

Моссовета: Александр Бобровский и Дмитрий Щербина зачитал правительственную телеграмму, а также последние напутствия от коллег гораздо более искренним, чем формальные.

Помню, в 95-летнего экс-директора туристической Дупак, который прочитал стихотворение Владимира Высоцкого «…и он не вернулся из боя», ссылаясь на гроб. Отлично, сказал драматург Леонид Зорин, который поколение этой эпохи знает

— Драматург А. н. Островский заявил, что он хотел выразить ощущение пустоты, возникающее, когда человек очень большой. Он говорил о Пушкине. Он сказал: «никто не знал». Сегодня мне вспомнились эти слова: Павел Осипович совести, что является самым высоким моральным авторитетом. Нам нужно думать сейчас о том, кто поддерживает эту моральную воздуха.

Он дал наглядный пример того, что талант может быть в сочетании с высоким нравственным потенциалом. Театр-сложный организм: есть выдающиеся люди вообще не остаться здесь), и они не светлые знаки. И 43 для проведения большой котел уверенность в себе и боевой дух в такой степени — это надо быть великим человеком. И театр, который понимает, что он потерял сегодня. Это позволит сохранить климат, этот естественный, его атмосфера? Чисто творческая атмосфера, далеко не малых низменных страстей. Нужен большой моральный авторитет.

Последнее слово за много лет друг Хомский, Владимир Андреев:

— Многие из вас видели Павла Осиповича в различных акциях? На экранах? Нет! Я иногда говорю себе: «Боже, будь милостив и не берут люди долго живут». Сегодняшние слова от разных организаций, от разных людей — все правда! Студенты говорят: «Мы не можем вспомнить его крики, бренчал». Тихий, умный, Паша. Так как он был любимым актерам в театре Ермолова, где его посадили, когда он вышел из театра.

Павел Хомский был похоронен на Введенском кладбище.

В театре имени Моссовета последнее «прощай» Павел Хомский (22 фото)

Translate »