Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Михаил Ефремов блестяще сыграл главную официальный

фoтo: Сeргeй Пeтрoв

Миxaил Eфрeмoв и Eвгeния Пaвлoвa.

Миxaил Eфрeмoв шaтaясь, дo сaмoгo кoнчикa. В шoрты. Нaпряжeннo щурился, глядя в зaл. Oчeвиднo, — чeлoвeк с тяжeлoгo пoxмeлья. Глядя в кoмнaту, тaк чтo oн смeeтся, и смeeтся — дo бoли знaкoмый oбрaз (с утра проснулся). Герой Ефремова — Николай Скворцов, высокопоставленный чиновник из Екатеринбурга, проснулась в Амстердаме, где он живет со своей женой Лара, бывшая актриса, да, сын Виктор, студент. Нет, жизнь, она, как ожидается, нынешний серьезный работник или бизнесмен (часто одинаковые) в Лондон и Амстердам, все вышли на гей-парад. Так что Николай, в самолеты, принимающие на грудь литр коньяка, проснулся, вышел на балкон… Ну, обалдел от картины, это мягко сказано. Гей-парад, но есть и экспрессивные реакции на него.

Лара Крофт (Алена Бабенко): ник, я серьезно, нам нужно поговорить, а Вити нет. Я был ждет вас, чтобы прийти себя. Одевайся.

Ник: есть мужчины на улице ходить шорты — для-ничто, и я был на балконе. (Смеется.) И женщины смотрят!.. Или эти ребята? Мужчина, ты должен написать на государственный праздник? Поскольку у нас красный день календаря? День дровосека?

Между ними говорить мало мило, как в животном мире. Она сказала ему: «Коля — фу!», он сказал ей: «Лара — заткнись!»

И все своими именами называть. Пока не знаю, этот Уральский валенок в силу, поэтому гей-парад овеществленного в своем дорогом номере (витражная стенка в стиле арт-деко от Алла Коженкова). Сын приведет только друг папку в блестящем платьице по имени Долорес. И папки распада сознания. Геев и лесбиянок, лабутен, и тонкий нейлон, мужские и женские ноги, а также русский, голландский и испанский языки встретятся в этом дорогом номере. Ой, не была бы счастлива, если активисты (я думаю, я в этот момент), ездить povadivshijsja в музеи и театры.

Все готово для веселья в игре Галина попойки, похмелье, гомосексуализм, или, скорее, наше непростое отношение к этому редкое явление, которое стало обыденным. Не замечал каких-то деликатесов, там толерантность, герой в данном случае: 50 оттенков синего не ждите. Это просто невежливо в общем, наши рабочие и крестьяне, а не по буржуински.

— Так, давайте сделаем это, Долорес. Вы своей ферме распоряжаться как вам нравится, но на нашу любовь к людям, не в счет. Ты его поймал? Вам не нужно приезжать к нам. И помните главное: если вы Витьке руки, и жопа выебанная жесткий нитками зашито. Понял?

фото: Сергей Петров
С Аленой Бабенко.

И не сдержанная реакция из зала — смех, аплодисменты буквально на каждой линии, на горе Ефремовой и ее партнеров. И ответ ясен, кто гомофоб, а что наоборот. Этот смех можно услышать.

Вот это явление, во всей красе — на лабутены, в чулках и красном платье, парик (а-ля Мерилин Монро — Долорес (Евгений Павлов). Отец — мексиканец, мать русская, так хорошо сказал, по нашему мнению, и, как выясняется, даже Пушкин переводчик на испанский. Четкая, тонкая, красивая, даже на ноги как спички и опрокинула этим — это борьба, чтобы сломать.

— В Мексике, Долорес, как женщин, так и мужчин. И в Парагвае, как и все мужчины, Долорес!

Отец в шоке. Отец протрезвеет. Отец nabiraetsa импотенции. Ефремов, которые не покидают сцену и является центром событий, и живут в трех часах разных стенд — пьяный, очень пьяный, в хлам, а в хлам. Но это только начало, и внешние изображения, передаваемые талантливый художник, который является одним из особых Комедия и сегодня не просто. Но для комического персонажа Ефремова всегда проявлять чувства, эмоции и их оттенки, очень разные свойства. День в Амстердаме, его персонаж проходит сложный путь, отличная игра. Но самое ценное заключается в том, что это не приведет к определенному результату: например, отец понимает, что геи тоже люди, и они хорошие. Нет, убогого драмы и зрелища схемы здесь. От Галина очень серьезная Комедия. Не о гомофобии речь идет о сегодняшней России, с ее реалиями (санкции и т. д.), власть, люди упрямые, запутались, пытаясь понять ее непонятной стране. И понятие свободы очень резкий на всех дискуссионных площадках.

— Сожгли свой мозг, и Долорес, это свобода… Свобода… увидимся. Есть бесплатный? Бесплатные хищников. Потому что он сильный. И остальные живые существа, как оно может быть свободным, если его едят? Ужас. Иногда хочется кричать: люди, почему вы ненавидите друг друга?

Деньги и власть. Из-за них, моя дорогая, даже брат на брата Кайла пойти. Открытие «Амстердам» был исполнителем роли Долорес — Евгений Павлов. Надо сказать, что он вошел в игру в последний момент, когда два бывших исполнитель по разным причинам сошли с дистанции. И было что-то в театре под названием «роль, ждали своего художника».

После спектакля я поговорила с Gelinim.

— Александр, как возникла идея такой игры? Тема острая, иногда опасно.

Обычно эти истории я уже говорил, приходит как-то само собой, и определить удельный импульс я не могу. Я начал думать о сюжете пять лет назад, но я не на Луне в это время был. Многие события, которые происходили в стране и мире, и таким образом с людьми. Мне тоже что-то произошло. Так что в начале игры, я прошел все проколы «импульсов». Кто приносил мне боль, некоторые отказались от надежды или смешно. Для того, чтобы избавиться от всего, что мне пришлось говорить об этом. И какое может быть решение?

Это комедия. Но люди по-разному понимают этот жанр. Главная особенность его-это смех в зале, иногда смех. Но тишина после взрывов смеха для меня самое дорогое. Я пытался создать такой способ, что я могу в карнавальной атмосфере. Карнавал-это всегда спокойна и счастлива, беззаботна и чиста в своих мыслях. Но написать на главной игры «карнавал в двух действиях» я расцениваться как непристойные.

Первый уровень игры может принести неадекватных людей на призыв. Вспомните Московский художественный театр (свиная голова у входа), «идеальный муж» (протестанты на сцене). Есть опасения, что в «современной» может быть?

— Я с уважением отношусь к нашей Российской аудитории. Он живой, чувствительный и не зло. Он имеет много возможностей выразить свое отношение к нашей работе: аплодисменты, в Интернете или просто уйти в отрыв. Мы открыты. Театральные люди, как зритель, и надеюсь, что их любовь необезательно. Мы зло и зло только пустые места в зале. Все остальное мы переживем.

— Что для Вас наиболее важно в игре?

— Как и во всех других частей, чтобы смягчить сердце.