Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Изъятых картин и рисунков Рерихов доставлены на экспертизу в музей Востока

фoтo: Пeрвый кaнaл

Нeт сил пeрeскaзывaть oчeнь слoжнaя истoрия с пoявлeниeм цeнтрa Рeриxoв Сoвeтскoгo, пoтoм рoссийскoгo, с истoриeй eгo бoдaний с Министeрствoм культуры (с 1990 гoдa), с музeeм Вoстoкa, с бeскoнeчными спрoсa нa прaвo нa нoшeниe и xрaнeниe твoрчeскoгo нaслeдия Никoлaя Рeриxa. Кaк видитe, вeсь этoт кипеж продолжается уже более четверти века: право на суд и суд гнать. И в центре Рерихов в живых, а этих кукол. Но сколько веревочке не виться…

Может быть, если с самого начала рериховцы ясным и понятным для населения позиционирует себя как единственный музей и в музей (пусть и частный), с соответствующими работниками музея в Арсенал и Музей чисто ориентация — она должна была бы иметь другие последствия, чем сейчас, когда люди просто не понимают (но думаю), что сидел под флаг, знамя мира (Рериховское движение символ) в малом Знаменском переулке. Мода на всевозможные упражнения, движения, движения состоялась. Людям нужны подробности, и странно, что кто-то берет имя Рерихов (Николая и Святослава) как бренд, зарабатывая их место на существование.

Для rerichova все очень сложно после окончания игры главный спонсор Борис Бейкер, бывший совладелец Мастер-Банка. Но по мнению аналитиков, теперь они будут пожинать плоды этой великой партнерства, давайте оставим юристам, все детали уголовного дела, и уголовного преследования, после распада главным покровителем Рериховского движения со штаб-квартирой в усадьбы Лопухиных. Похоже, он двигался к кульминации, и вторжение ОМОНа несколько дней назад, долгих поисков и вывоза картины (не все) с последующим переводом на обучение в Государственный музей, еще одно тому доказательство.

Пять лет назад, может быть какой-то компромиссный путь к легализации в Новое время (и время!) и в новой форме общественной организации Международный центр Рерихов. Сегодня мы пришли в себя, на какие компромиссы не имеют значения. И рериховцы, как структуры, которые привыкли к скандалам, что само по себе несет значительную долю вины за это. Они предложили сотрудничество. Они стояли у стены, пока у меня были деньги и связи. Похоже, их ресурс почти исчерпан.

Но после визита ОМОНа, центра Рерихов открыт и готов опять бороться за свое существование, как мы эмоционально заявил вице-президент Международного гражданского представителя Александра Стеценко:

— Да, мы будем продолжать работать. Мы принимаем картины, был немедленно доставлен в музей Востока. Мы считаем, что этот арест был незаконным, была организована и проведена под руководством Министерства культуры. Как свидетельствуют многочисленные факты и доказательства. Это было сделано с целью угрозы насилия в отношении наших сотрудников, уничтожение нашего музея и о выселении нас из усадьбы Лопухиных. Мы не собираемся соглашаться с этим, и будем отстаивать свои права. Тем более, что права людей были нарушены грубо: ну, представьте себе, женщины занимают седьмое марта с 9.40 до пяти утра восьмого марта, продолжалась до этих исследований! Всю ночь!!! Это возмутительно!! Они пришли к нам как преступная организация, ломая двери кувалдами, не дождавшись моего приезда, и наш адвокат. Не позволяют наши сотрудники в Музее. Залы посетили представители Министерства культуры (советник министра для рыбака), а также представитель музея на Востоке Мкртычев, они контролировали весь процесс.

Сколько картин было изъято?

Из памяти… на мой взгляд, 46 картин и около 150 рисунков. А эти фотографии были сделаны специально для музея на Востоке, и согласно его приказу. Это кощунственно по отношению к русской культуре…

— И почему эти картины были изъяты?

Они взяли контракты…

— Там в связи с Бейкер?

— Ну, подожди, если это уголовное дело на него, я говорю, можно понять так: есть шесть картин, которые он дал в ноябре 2012 года и не выплатила кредит банку… я понимаю — как доказательство того, что они захватили. И всю эту картину, почему? Как можно обвинять Булочника, что он собирается украсть деньги в 2002 году, в 2003-м годах? Что это? Почему они тянут картины, подаренные другим организациям, и иных лиц? В общем, преступное отношение! Министерство культуры и Музей Востока без дальнейшего вмешательства во внутренние дела нашей организации. Им снятся кошмары на год! Если в 2015 году мы провели пять плановых проверок в прокуратуру, и два судебных разбирательства в 2016 году 17 внеплановых проверок, а также 13 дел, которые сейчас идут… они отказались признать свою культурную организацию, как мы делаем Музейная вещь, несмотря на наше членство в Международном Совете музеев. Разве это не абсурдно?

— Как вы считаете, какая судьба ждет изъятых картин?

— У меня есть основания полагать, что это наследие может быть продано, может быть скопирован, и никто не будет проверять! Они перевернули все вверх дном, и не виноваты, что мы что-то украли. Хотя много раз говорили о нас, что мы «не собирается продавать наследство».

— То есть, пока картина не арестовали?

— Да, что под арест! Они передали в музей Востока. Они быстро забудут, они будут располагаться в запасниках, если мы не заставим их вернуться.

Музей Востока, как государственного учреждения, государство, которое соответствует такой же подход, как нам рассказал заместитель директора по научной работе Тигран Мкртычев:

— Как долго весь центр Рерихов будет продолжаться? Какой должна быть идеальная?

— В идеале, там должен быть мир и дружба. И любовь.

— Вы пошли в середине времени поиск?

— Следственного комитета дало нам участие в этом процессе. Шагов, пройденных в течение дня. Мы, как представители Министерства, привлеченных к нему, что никакие культурные ценности не пострадали.

— Интересует судьба картины…

— Пока идут следственные действия. Но если у вас есть представление о том, что хотелось бы в идеале…

Да, в идеале?

И я хотел бы следующее. За более чем год, так как Росимущество передало в оперативное управление государственному музею искусства народов Востока, усадьбе Лопухиных. В феврале прошлого года Министерство культуры одобрило концепцию Национального музея. Рериха как филиала музея Востока. А в идеале — и это будет — будет создан Государственный музей, в котором я подчеркиваю, это настоящий музей со всеми вытекающими последствиями (с должного контроля, хранения, научной и экспозиционно-выставочной работе). Кроме того, будущий музей мы верим в контексте, как и ожидалось, Николай Рерих.

Дома вы уже официально послали?

— Конечно. Сначала мы пытались договориться с ними, что мы могли бы создать совместную выставку. Для того чтобы различить между ними — возможно, — некоторое пространство для их общественных организаций. Но руководство МЦР не пошел в сотрудничестве с государственным музеем искусства народов Востока. Итак, мы закончили с ними договор на субаренду. И вступил в дело их изгнания из этих структур. И это только суд сможет положить конец.

— Мы ждем решения суда?

В ответ на этот вопрос-да. Потому что для людей, которые сейчас собрались в международный гражданский представитель (для большинства из них, не все), культура-это некая ширма, за которой нет ничего. Это не историки, археологи, нет, не критики, не музеологов, случайные люди, которые собрались вокруг большого, светлое имя. И эти люди сейчас спекулируют на имени и идеях этого человека.

* * *

С точки зрения журналиста, возможно, и интересные (хоть и больной), чтобы увидеть это скандал, который не имеет ни конца, ни края. Но, опять-таки, время берет свое, и не беда, если руки его берет — можно, конечно, представить, что Церковь Саентологии, свидетели, Ван Гога, где его полотна будут висеть в рамках эзотерических символов, чтобы быть освященным, три раза в день, непонятные ритуалы. Но как долго эти картины, по своей природе, что в такой Церкви, не провисает, и свидетелей, что с каждым днем будет все меньше и меньше. Центр Рериха, если он хотел остаться в системе координат социальной жизни, прежде чем мне придется договариваться с государством. Сейчас состав покатился вниз по скользкому склону. Главное, Рериховского наследия и прав Стеценко не урегулирован в конце хранилища. Я не осядут, без, однако, сенью Знамени мира.