Почему спускают колеса
Строительная доска объявлений
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента

И вас, санкции, я хочу остаться


фото: Геннадий Черкасов

Владимир Путин продлил российские продуктовые санкции, ЕС, США, Канады, Норвегии и Австралии до конца 2017 года. Почему он это сделал? Потому, что продукты, особенно сравнительно недорогие и качественные, у нас явно не достаточно.

Кому нужен мир, а кому война-мать родна. Но, с другой стороны, без использования силы для достижения элементарных торговых привилегий просто невозможно. Конечно, мне могут возразить, что после создания Всемирной торговой организации (ВТО), правила выкручивания рук сильными странами слабых, отошли в прошлое. Есть единые правила, есть торговый суд и так далее. Не случайно, что Россия стремилась в ВТО с 1994 года до 2012 года, когда нас наконец приняли в ВТО.

Но в последние два года резко изменилась. После возвращения Крыма в Россию, а затем, после трагических событий в Донбассе Запад решил организовать в России публичную порку. Для начала, объявили санкции личного характера, чтобы люди, якобы из окружения Владимира Путина и его предприятий. Затем ЕС, США, Канады, Австралии, Норвегии, частично Японии предупредил, что перестают обращать на сроки более одного месяца, любая из компаний и банков, а также запретили передача высоких технологий в области энергетики.

Многие западные компании, испугавшись дополнительные санкции, они тотчас оставили с Россией любой контакт. Все это добавило интереса и падение рубля, и рост цен. И, наконец, убили инвестиций. Конечно, инвестиции в нашу экономику прекратились до двух лет, из-за их абсолютной неэффективности. Но западные санкции, согласен, эта тенденция явно ускоряется. Хотя президент США Барак Обама явно поторопился, — заявил в начале года, их ограничений «разорвали российскую экономику». Это так просто, «не убивай».

Опять, говорят, и меры реагирования. В августе 2014 года, первый президент, Владимир Путин, а затем правительство ввело ответ антизападные санкции. Это касалось только продуктов питания. Здесь мы были сами предоставляем. В целом, естественно. Например: в этом году Россия заняла первое место в экспорте пшеницы (почти 24 млн тонн), опередив даже США. Кроме того, мы самообеспечивают местных птиц и свинофермы. Сложнее с говядиной, молоко и фрукты. Но, и здесь есть реальный рост, несмотря на падение ВВП.

Мнение о производительности продуктового эмбарго разделились. Но, во всяком случае европейские эксперты настаивают: потеря бизнеса, достигнутого в начале 2016 года сотни миллиардов евро. А если учесть еще и проблемы с собственно европейских санкций, ситуация для компаний ЕС будет очень тяжело, учитывая тот факт, что до начала санкционной войны Россия была одним из главных торговых партнеров ЕС.

Для нас это также трудно. Без высоких технологий ЕС (ну с этим в Соединенных Штатах) мы не можем развивать производство углеводородов в Арктических широтах. Считается, что все дело в норвежских развития. Но мне три года назад имел счастье познакомиться с массой открытий голландских мастеров. Они просто потрясают своей низкой стоимости и эффективности. И самое главное — были сделаны исключительно для России, в том числе с участием ученых российских организаций.

И теперь все прекратилось. Все боятся санкций, в Вашингтоне и Брюсселе.

Мы не будем вдаваться в проблемы Минских соглашений. Их, конечно, надо выполнять. Но и экономических санкций, необходимо удалить. И как можно быстрее. Они сдерживают экономический рост не только в России, но и во всей Европе. Лишить рабочих мест сотни тысяч людей по обе стороны границы.

Но канцлер Германии Ангела Меркель не видит причин для отмены санкций Запада. Брюссель готов продлить его минимум до 31 января следующего года. Таким образом, в ответ Владимир Путин и предупредил: наша продуктовое эмбарго продлевается до конца следующего года.

Отсюда следует,. Скорого окончания войны в Донбассе, где были более суровые санкции не будет. Поэтому торговая конфронтация с Западом, в отличие от Турции, было задержано. Хотя российское правительство и имеет право все исправить, если Брюссель после Анкары пойдет вниз.

Ну и простым российским потребителям придется долго ждать появления на российских прилавках продукты с высоким качеством из ЕС.

Translate »