Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Предложения строителей смотрите здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

«Большой застой» закончился, и бедных все больше и больше


фoтo: Нaтaлья Мущинкинa

Сoциaльнoe измeрeниe

С высoкиx трибун нaм нe устaют гoвoрить o тoм, чтo «вeликий зaстoй» зaкoнчится. Впeрeди — рoст экoнoмики. Нo с трибун чуть нижe, вдруг, признaeтся, чтo урoвeнь бeднoсти и, в чaстнoсти, бeднoсти, нe уменьшается. Это бедность, потому что это те, которые живут ниже прожиточного уровня. Что даже наличие работы и зарплата не спасает от нищеты. Как одно связано с другим?

Можно сделать покер лицо и сказать: это кризис и рост бедности, сейчас экономика идет в рост и бедность уменьшается. То есть, кризис-это дождь, и нищета, лужи, что тут непонятного?

И здесь мне интересно. Что, кроме кризиса и бедности, других заинтересованных сторон в работе, не? То, что делает государство, разве это не ваша главная цель убрать кричащую и расползающуюся бедности, — разве не для этого существует?

Есть классический детский вопрос: для чего рост экономики? И серьезный ответ: для бедных была уменьшена. Но это, кажется, не о нас.

Я очень хорошо помню, как Андрей Илларионов, в то время советник президента Путина, заявил, что разговоры о качестве экономического роста, — досужие спекуляции. Рост или есть или нет.

Рост экономики, безусловно, лучше его падение. И здесь, помимо качества роста не стоит игнорировать. Наконец, если в экономике будет способствовать улучшению жизни чемпионы рейтинга журнала «Форбс», Билл и Мелинда Гейтс и михельсонов, который жил столетие Октябрьской революции 1917 года!

Тормоз экономики

Рост экономики, сокращение бедности, к нам если и влияет, то по остаточному принципу, а не как результат продуманной политики. И, как бедность влияет на экономический рост? Как тормоз. Чем выше, тем меньше спрос потребителей.

И не только. С одной стороны, статистика показывает, что кризис тенденция падения реальных доходов населения, сломал уже в течение нескольких месяцев, реальные доходы растут. С другой стороны, согласно официальной статистике, в третьем квартале 2016 года 18,8 миллиона человек в России, и это 12,8% от всего населения, имеют доходы ниже прожиточного минимума.

Бедности, показывает пробелы в статистике. Можно ли жить ниже прожиточного минимума? В ответ двойственен. С одной стороны, не может быть. С уровнем прожиточного минимума. С другой стороны, мы видим, как каждый восьмой, в нашей стране именно так и живет. Как же так?

Во-первых, это означает, что для части населения это жизненно важно, что это ваши натуральные доходы, например, в виде урожая собственного огорода. Во-вторых, это означает, что доходы значительной части населения, в тени. Последнее, в свою очередь, означает, что бюджетно-финансовым давлением, в первую очередь, на фонд оплаты труда, необходимо уменьшить. Власти видит, как показали проекты многочисленных налоговых маневров, в целом, в которых сокращение социальных платежей.

Но сбалансировать потери от роста бюджета на поддержку Пенсионного фонда и других социальных фондов, как это предлагают стратеги маневры, рост ставки НДС. Что этот рост, вести, — говорит министр труда и социальной защиты Максим Топилин: «К росту цен приведет, может привести к росту бедности, если цены растут, все зависит от величины. Увеличение НДС, как правило, ведет к росту цен». Значит, на выходе — новый, рост бедности.

Любопытно, что соотношение рост нищеты, конвертными зарплатами в правительстве предпочитают если не не видит, конечно, не акцентировать на этом внимание. 4 апреля на заседании генсовета Федерации независимых профсоюзов России социальный вице-премьер Ольга Голодец сказала: «достижение, я считаю и работу по выявлению так называемой теневой занятости. При поддержке профсоюзных организаций, при поддержке своих работников, только в 2016 году, показало 2,5 миллиона человек, и их договоров были переданы так называемой серой зоны в белую зону». Даже если министр и право, это значит, что в тени остаются десятки миллионов людей.

Обычай соусы

Тема Российской бедности, неформальной экономики, асоциальности политики нет ничего нового. К сожалению, это наш Национальный бренд.

Политики эти, положив. И науки? Экономика растет. Нищеты, а также. Напоминает шизофрению. Как лечить?

Недавно я побывал на большом академического института на семинаре, где обсуждался лет исследовательского проекта. Меня больше впечатлил не сам он, а его высказывание.

Наука утверждает, что, куда ни ступи, обязательно, рано или поздно (в русском варианте «до») находишься в зоне поражения. Неудача подстерегает рынке, неудача подстерегает состояние. И, в принципе, неудача состояние рынка-это не всегда. Неудачи сопровождают бюрократии конфликта интересов личных и общественных, и сама личность постоянно находится под угрозой поведением, неудачи. Неудача ждет диктатура и демократия, потому что большинство в любом парламенте стремится стать коллективным диктатором.

На семинаре с научным гордостью заявили: «Проблема в общем виде не имеет решения». Хорошее обещание на несколько лет исследований. Как не вспомнить бородатый анекдот: «Доктор, я умру?» — «Конечно!» Но ведь вы хотите жить долго.

В «как?», ответы были, хотя, на мой неакадемический вкус, не слишком многих лет исследований. Институты гражданского общества должны, к его деятельности, улучшения качества государства. Кто спорит, но разве это открытие? Кроме того, эти учреждения не являются гарантированными от неудач (везде есть люди, которые не забывают о своих личных интересах), и как должен быть гражданский контроль, особенно учитывая российские условия, развернутого ответа не было. Наука самый сладкий из вашей башни из слоновой кости.

Должны вернуться, если не к политикам, а политики. И в ней всегда есть вещи приоритетные, и является вторичным. В борьбе против голода и нищеты, начинали китайской реформы, выведшие экономики Китая на второе место в мире. В нашем случае, бомбардир, и не бумаги, программа борьбы с бедностью, может дать толчок развитию экономики через увеличение потребительского спроса и сокращения тени. Надо поставить задачу и найти сбалансированное решение.

Но политики, экономики, предпочитают спорить о десятых долях процента роста экономики, «не осознавая», что их споры более мелкие и бессмысленнее решить проблему бедности. Они, как уже было сказано, готовы предлагаемое увеличение НДС (не важно, что это будет «компенсировать») расширение масштабов бедности за счет роста цен.

И вот это реальный провал. Сколько ни собирать деньги, например, Остапа Бендера, «чтобы провал не слишком проваливался».

Translate »