Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Александра Захарова: «отец, я позвоню в театр — Марк А.»

фoтo: Aлeксaндр Стeрнин

«Aллилуйя зa здoрoвьe Никoлaя Кaрaчeнцoвa»

— Вы считaeтe сeбя примoй свoeгo тeaтрa?

— В любoм случae! Пoтoму чтo нaшa глaвнaя aктрисa — Иннa Чурикoвa и Мaрк A. гoвoрит o нeм: «этo нaш Зoлoтoй кoрoлeвы». У нaс eсть мнoгo xoрoшиx aктрис и Примa… нaвeрнoe, с oднoй стoрoны, этo xoрoшo, с другoй стoрoны — eсть чтo-тo oпeрa. Вы знaeтe, aктeр — крaскa для дирeктoрa, и для тoгo, чтoбы выжить нa зaмeну любoй aктeр, дaжe oчeнь бoльшoй, мoжeт быть. Тeaтрaльный рeжиссeр стрoит нa сeгoдняшний дeнь.

Тo eсть, пo вaшeму мнeнию, «Лeнкoм» Мaрк Зaxaрoв и другиe. Зaxaрoв — дeмиургa, кoтoрый лeпит хочешь? И вы все готовы следовать за ним с закрытыми глазами?

— Да, но бывают исключения. С уходом Александра Абдулова оставила спектакля «плач палача», «варвар и еретик». С великим Евгений Павлович Леонов покинул «Поминальная молитва», и никто не мог играть, а не. Была попытка на руке Борисович Джигарханян, но не получилось. Существует очень большой вклад в духовное, эмоциональное, физическое, которое дала е. п. роль… его действительно не хватает. Есть такой замечательный актер, что актера Леонида Броневого. Мюллер из «семнадцати мгновений» — учебника актерского таланта… это привлекает, очень интересно посмотреть. И, конечно, Инна Чурикова, — это уникальный, незаменимый актер, на мой взгляд. Как она играла «к», «Чайка», или в спектакле «мудрец»… я думаю, что это блестящая работа.

Марк А. вырастил несколько поколений актеров, и не было ни когда Олег Янковский, Абдулов не, что такое несчастье случилось с Караченцовым — это было страшным ударом для театра… такая потеря! Но Захаров не держится на одном человеке. Да, эти субъекты очень важны, но театр жив.

Действительно, он прекрасный художник — и с ним идет спектакль. Николай Караченцов, слава Богу, жив, но в «Юноне» и «Авось» не может играть. Вместо этого, есть и другие… есть «Юнона» нельзя закрывать ни при каких обстоятельствах?

— Я думаю, что это шоу должен остаться там в течение нескольких поколений, играет. То, что Дмитрий Певцов представил там, не бойся, это слава и честь, и славу. Вы знаете, когда вы идете, чтобы такой бизнес: один из лучших, великие поэты Вознесенский, великий Рыбников, великий танцор, замечательный хореограф Васильев, Олег аронович шейнцис… и голова — Марк….

Финиш был несколько, и Николай Петрович был один, да. В один прекрасный момент ему предложили вторую часть, потому что возраст уже было трудно играть, но он категорически сказал нет. Они начали дискуссию с Марком Анатольевичем, разногласия, но Захаров был согласен: «Да, если у вас есть возможность играть».

— «Юнона» и «Авось» — метка «Ленком».

— Да, вы. Это русская рок-опера-это не музыкальный, а не имитация. Это русская работа очень сегодня. А когда они поют, «Аллилуйя» поется в здоровья Николая Петровича Караченцова. В его адрес, чтобы его жизнь была хоть немного легче.

фото: Сергей Иванов
«Для меня самый дорогой человек-мой отец».

«Отец без меня теперь просто играет»

— Может быть, у вас трудный характер. Ну, это просто, чтобы быть интересным?

— Нет, я думаю, я просто.

Но то, что вы можете себе позволить в театр, и не разрешить?

Я не могу позволить себе опоздать на репетицию. Если есть что-то, у меня его нет, Марк Анатольевич сказал: «идем в кукольный театр.»

— «Вы»?..

— «Вы». И я называю это в театре, «Марк А.». Нет, я стараюсь себе не позволять ничего лишнего. Я-дочь, и я не могу.

— Дочь Марка Захарова и актрисы — конечно, это великое счастье. Но, возможно, есть другая сторона, задняя сторона медали, мы можем только догадываться?

— Мои родители дали мне жизнь, дали мне посмотреть, так это профессия. Поэтому, когда это случилось, что я была актрисой Захаровой, и я заинтересован в работе с ним. Я думаю, что я, конечно, завидую, потому что я играл во всех его спектаклях. Не последнюю крайность. Он без меня теперь, не просто, наверное, пытается отцовской линии времени «кормление» моя профессия. Я счастлив, потому что я вижу его как великого режиссера. Это гораздо больше жизни Пельтцер Татьяна Ивановна, которая перешла от сатиры. Я не думаю, что она будет играть такую роль, и так много, как здесь. Играли его в течение долгого времени, и поскольку я не есть это хорошо, «Поминальная молитва» Александр Гаврилович Абдулов пошел с ней. Он заговорил в первый год ее текст, она повторяется…

— Да, «мама, собери!», помню.

— Горин был: «я был в поезде трястись». И она была на сцене, сказал: «я был в зоне, а затем встряхивания». Это был восторг для художников, но и зрителей. Так у нее был такой отказ… замечательный Григорий Израилевич был изобретен в «Поминальной молитве», «кто это?» Это Степка». «Редкое имя». И она вдруг сказала: «редкая фамилия». Горин был так счастлив — это нарочно не придумаешь. Она играла в «трех девушек в голубом»!

Я думаю, продлил жизнь актера Леонида Сергеевича Броневого. Что он, как фирс в «Вишневом саде»!..

фото: Александр Стернин
Сцена из спектакля «Попрыгунья».

Да, жизнь актера, и, следовательно, человека.

— Когда Леонид серьезно заболел, у него случился сердечный приступ, он был болен. Это было в Киеве. Есть очень хорошее Лекарство, немного его исцелить, он приехал в Москву, и здесь его состояние ухудшилось. Это была такая опасность, что он не будет на сцене. Он подошел к м. А. и сказал: «почему бы вам не прийти на спектакль «Вишневый сад», мы бы просто сидеть за кулисами и поговорить. Хочу играть — не хочу — буду». Он даже почти физически втянули в театр, они сидели долго разговаривали. И затем 15 минут до начала спектакля, Захаров сказал: «весь макияж, и на сцене». Я помню скорость, до которой я прикрепить парик к голове, и брони в игре. Это большое счастье, что он больше, чем актер. Он никому не подражает, он был единственным в мире.

«Я надеюсь, что мне завидуют»

— Вы говорите о ваших партнеров и партнеров — просто, чтобы услышать их, но я вернусь к вам. Вы сказали, что вы завидуете. Вы знаете, что это безопасно?

— Я надеюсь. Если Вы не ревнивец — значит все нормально. В самом деле, когда я пришел в кинотеатр, и я был очень хорошо, по-доброму. Это был 83-й год. Долго, мучительно, написанные в «Юноне» и «Авось», потом уехал во Францию — я не. Но я думаю, это было правильно. Был актер, который играл, танцевал… я очень горжусь тем, что я не ставлю никакой роли, я не могу быть нажата. Но я дочь, которая дается, и, конечно, Марк А. старается, чтобы я играл.

— Нет никакого противоречия между директором и отцом Захарова? Вас не волнует, что он скажет?

— Нет, это просто случилось. Когда я пришел в театр, мой Крестный отец, И. Глеб Анатольевич, взял меня, чтобы играть, «Гамлет», Полоний был практикующим Михаил Козаков. У меня были некоторые переживания из-за этого, что казаки, кто сказал мне: «Санька, и всю жизнь тянут живых». Его отец-писатель. И так, я думаю, что имя Марка Анатольевича, но я его дочь, и горжусь этим. Я даже думаю, что самые важные вещи в моей жизни, что я дочь своих родителей.

Мы все дети своих родителей, но не все дети Марка Захарова.

— Ну, я дочь Марка Захарова считаю, что мне повезло. Ведь каждый актер мечтает попасть к директору, и я родился в директора. И, вероятно, был еще способен хороший актер, как результат. Он поднял меня вверх.

— Как вы думаете, например, Татьяна Догилева, который утверждает, что она была вынуждена покинуть театр для вас?

— Армен Борисович Джигарханян ушел из театра, пошел Проскурин, Алферов пошел — давайте все на меня повесить!.. На самом деле Догилева сыграла хорошо в играх «Жестокие игры», фантастика! Когда Догилева ушла, у меня только игры в толпе. Она играла здорово от Фокина, но я думаю, это не совсем так, как Марка Анатольевича. Зря она ушла? Ну да, зря. Чем больше мы разные, мы не можем играть определенную роль с ней. Мы по-разному возраст, и, видимо, не нравится.

фото: Александр Стернин

И помните, это было еще Амалия Мордвинова? Слева тоже.

— Она играла в «Королевские игры», затем налево, Режиссер — «театр-бизнес-Гольданского». Они говорят, в общем, место, или иначе, проживающих за рубежом, и она имеет много детей… сейчас мы потратили многие молодые актрисы. Вот сидел Марк А. в этом кабинете, она сказала: «Вы не должны пойти…» ты знаешь, бывают разных мастей. Я пришел в театр уже давно не играл, в лучшем случае — в толпе. Но я снимался в кино: «криминальный талант», «Формула любви»», » «убить дракона» и др. Так что в кино, кто-то зашел и от полосы, когда я был в спрос. Но в театре — случилось так, — начал играть какой-то минимальный, небольшую роль. Есть полосы в жизни, разные… Пельтцер Татьяна Ивановна в целом показали профнепригодность. Это невероятно!!!

— У вас сейчас какая полоса?

— У меня хорошая группа.

Но белая полоса всегда заканчивается. И теперь у вас все хорошо, Марк Захаров, чтобы помочь вам. Это, просто отпустить?

— Помните, Барон Мюнхгаузен сказал: «Пусть все будет». Бог знает, что будет дальше. Когда я сказал, что я из театра придется оставить. Броня на мне, был очень зол: «это неправильно, ты не должен говорить это.» Я очень люблю этот театр, эти стены — «Ленком», который был построен Марком А., стены, насыщенный с актерами, которые работали здесь, но я не знаю, что будет со мной…

«Если бы я жила в пятиэтажке, я бы с ума.»

— Захаров устроили «день Опричника» Сорокина, где вы играете. Это политическая вещь. Но ты выходишь из театра на улицу, в жизнь. Ребята, кому не нравится, что ваши политические пристрастия, простите? Или театр-это ваша жизнь, а все, что кроме, у вас так не интересует?

Я пойду на все, что творится, но даже самые красивые, мудрые слова, сказанные актерами, в первую очередь, у меня была тоска, вот почему я не хочу это слышать. Актеры, которые имеют свое собственное пространство, на своем месте. Мы очень актуальный театр. Я говорю со сцены порой очень злые тексты, очень много. Взять Венечки Ерофеева, когда он пишет, что мы пришли в поезд, только поезд в противоположном направлении. Когда мы приехали Сорокин на шоу, он сказал, что Komaga, миньоны не может быть воплощена, но театр должен быть сопереживание в театре, нужно ничего постыдного в том, самый маленький ребенок, которого я не могу жить. Но представление Чехова — как это звучит! Даже сейчас, с этими домами… мы играем «Вишневый сад» о доме, который рухнет, а русские только нашего театра могут построить декорации и в конце ее сломать. Чехов знал, что такое дом. Когда вы собираетесь на экскурсию в отель на 2-3 дня, потом, когда я уйду, ты возьмешь эту тоску, потому что есть еще часть тебя… да, эти работы все так запутано. Если бы я жил в пятиэтажке, я бы сошла с ума сейчас.

фото: Александр Стернин
Сцена из спектакля «пер Гюнт».

— Митинг не пойдет в этот раз?

— Если бы я хотел построить политическую карьеру, я бы действовал по-другому. Но я актер. Вы знаете, если у вас не болит сердце за происходящее, Вы не интересны. Как Папанов, прошедший войну, сказал про Миронова: «для того, что он может выдержать душа? Из-за преувеличенной торт?..» Как оказалось, нет, Миронов был прост только с виду.

— Да, я должен сказать спасибо Сергею Собянину, что он модернизировал Чехов из-за своего ремонта. Но вы зовете людей в театр, и время сейчас упрощена. Не каждый поймет всю глубину того, что вы играете.

— Вот я и спрашиваю: может ли театр, чтобы победить, чтобы сделать что-то в этой жизни? Да, я думаю, что вы можете. Постепенно. Помню, как я пришел к prosowski спектакль «брат Алеша» — и не мог уйти, плачет. Человек рождается, и когда он молод, он считает, что он может сделать все. А потом он взрослеет и понимает, что он никогда не летал на Луну, не прыгнуть на три метра… но когда ты приходишь в театр и посмотреть хороший, талантливый игрок, вы можете начать надеяться на то, что что-то может измениться, что, в романе Водолазкина «Авиатор.»

— Кино? Вы не назвали фильм. Это не меняет? Может, потому, что вы помечены: «актер захаровская»?

— Да, в кино я все это люблю. Но мне предложили сниматься в фильме, где серии 100… это ужас, кошмар — каждый день. Когда это театр? Но я играю в лучший театр за лучшую режиссуру!

— У вас есть театр, друзей, подруг?

Нет, не просто коллеги…

Потому что завидно? Или у вас очень высокий подход к дружбе? У меня есть подруга — мать-в-законе.

— Я очень благодарна людям, которые идут на сцене. Я не совсем объективна, потому что все мы работаем, очень люблю, с кем-то я восхищаюсь, кого уважаю. Я очень люблю Диму Певцова и Виктора Ракова. Я восхищаюсь Збруевой, когда вы играете с ним, «ва-банк» или «брак», но это еще не дружба.

Когда отец пришел в театр, он не может навредить кому-то еще, не уволили. Но отец был здесь, в тесной дружбе, никого не было, и это почему-то тронуло меня, потому что мы-семья. Это была попытка «Ленком» приехал Миронов, но так или иначе, этого не произошло. Наверное, потому, что они обозначают друзей Анатольевич.

Сцена из спектакля «Ва-Банк».

— Поэтому Захаров называет Маша Миронова, каждый раз в ваше шоу?

— И поэтому тоже, хотя Мэри-замечательный актер. Это династии, это отлично.

— Но негативные чувства? Они также должны накопить на сцене.

— Очень трудно играть на сцене и не любить их, что вы играете. И когда что-то не работает — всегда думаю, что это моя вина, что я не сделал этого. Кроме того, я считаю, что я не один. Скорее, у меня есть моя семья, но как я могу требовать что-либо от незнакомых людей? Иногда даже чужие, не родственники, ближе, чем семья.

«Так мы и до улицы имени Берии будет жить»

— Скажи мне, театр «Ленком» — это здоровое тело?

— Ты сомневаешься? Посмотрим, что наши художники! Людей: певцов, Раков, Степанченко, Александр Лазарев, Вержбицкий, Юматов, теперь пришел к нам Миркурбанов… какой прекрасный театр, замечательная команда! Или что Шагин Антон, и это второе поколение. GIESBRECHT, Марчук… я понимаю, что каждый игрок хочет, чтобы с его уходом, все вместе, и это естественное желание. Но помните, что, как и в сатире, которая была построена на двух великих художников — Папанов и Миронов, и когда они ушли, что-то изменилось. Однако, наверное, нельзя сказать, что театр сатиры-это любимый с театральным зрителем.

— Вы — народный артист России, и, на мой взгляд, это абсолютно верно. Но люди, художники, звание девальвируется. Когда знаешь, что человек художников был в космосе, Янковский, Абдулов…

— Марк Анатольевич говорит: «у нас редко встретишь художника Без названия».

— Лучше бы отменили эти титулы. Нет, народные артисты Америки.

— У них есть кинотеатры, у них другие цены, другие зарплаты. И нет ничего прекрасней женщины в возрасте 80, 90 лет… Ну, что делать, мы живем в другом мире, в другом обществе. А насчет актеров, которые работают на периферии, в городе Сызрань, Калинин где-то? Да, к сожалению, есть Калининград и Ленинский проспект.

Изображения из фильма «Формула любви» (1984).

И ты бы это…

— Да, я хотел бы, чтобы его переименовали.

Вы не в тренде ты говоришь. Мы возвращаемся в Советский Союз…

— Да? Но до сих пор называет город, улицы именами убийц… так что у нас есть улица имени Берия будет жить.

— Да, вы правы, отец, антисталинист! Так что это сложный вопрос: Крым наш?

Да. Так думал князь Потемкин Таврический и Екатерины Великой.

— Так скажите же наконец: что значит быть захаровская художник?

— Когда Марк А. пригласить нового человека, а потом говорит: «только дай слово, вы будете сходить с ума». И актер дал слово. Потом постепенно что-то происходит с телом. Модели Захаров актеров — он знает как поднять человека, он оборудует актер, поэтому есть школы. Это литература, это мировоззрение, манеру ходить, говорить… это окружение, возможность увидеть, что происходит на улице, это сочувствие к несчастным, брошенным детям, старикам и детям, собакам… я ужасный человек, но сам, я знаю о чем я говорю.

Я любил и люблю Александра Абдулова, как большой, великий художник. У него был особый тип крови художника, он был великолепен, он был очень захаровская, очень грязное. Он не мог уйти из театра, ему даже выделили кабинет, он остановился там жили… вы знаете, у меня был момент когда я хотела уйти от игры «варвар и еретик», и он сказал мне: «Саша, умоляю, не оставляй этот сериал, я буду скучать по тебе». Это было как медаль повесили на меня.

Translate »